Имя:

Пароль:

Забыли пароль? / Help

Translate to English Translate to German Translate to Spanish Translate to French Translate to Italian Translate to Dutch

Перевод книги An Illustrated Biography

Всем привет!

Несколько лет назад моя давняя подруга и главная поклонница Take That и Робби в России, Ольга Pooh Williams, подарила мне эту уже архивную биографию. Я пообещал тогда, что обязательно её переведу, а обещания нужно выполнять.

Это неофициальная мини-биография, которая была выпущена известным в Британии издательством Omnibus Press в 1998 году. Как можно догадаться из названия, книга примечательна своими фотографиями. Но всё-таки больше захотелось вернуться в прошлое и посмотреть на восход сольной звезды Робби глазами и словами его тогдашних современников.

Текст проносится сквозь успех и огорчения времён Take That и добирается до пика того периода, когда все замерли в ожидании выхода второго сольного альбома Робби.

Учитывая, что осенью 2021 впервые планируется долгожданный релиз двух его первых альбомов на виниле, а в кинотеатрах выходит новый Джеймс Бонд, то текст книги, кажется, соответствует духу времени.

Поэтому желаю вам приятно оглянуться в прошлое в ожидании чего-то большого от нашего артиста!

Better Man
Администратор Robbie Williams Feelfine Stranger

 


Omnibus Press (A Division of Book Sales Limited)
(Stefan Morris, Nikki Russell, Michael Heatley)

«ROBBIE WILLIAMS: AN ILLUSTRATED BIOGRAPHY»

Редактор перевода - Александр Шелепин
Перевод с английского - Евгения Дёмина, Кристина Пегушева, Александр Шелепин.

1998 © Omnibus Press
2021 © Robbie Williams Feelfine Stranger – Российский фан-сайт Робби Уильямса
2021 © Better Man / Александр Шелепин

Используется только для бесплатного распространения.

Все права защищены. Ни одна часть данного издания не может быть воспроизведена или использована в какой-либо форме, включая электронную, фотокопирование, магнитную запись или какие-либо иные способы хранения и воспроизведения информации, без предварительного письменного разрешения правообладателя.

www.robbiewilliamsmusic.ru


 

 

Перевод книги Robbie Williams: An Illustrated Biography

ГЛАВА 1

Если спросить Робби Уильямса, то он ответит вам, что единственный исполнитель, на кого всегда стремился быть похожим, не считая самого себя, разумеется, это уэльский волшебник Том Джонс.

«Я просмотрел сотню его старых видео-выступлений и танцев: как же классно он двигается!» – говорит Робби с энтузиазмом.

Уважение и любовь Уильямса к Тому Джонсу настолько велики, что песня, которая будит его каждое воскресное утро – «Delilah», даже, несмотря на то, что она является неофициальным гимном футбольной команды «Сток Сити» – главного соперника «Порт Вэйл», родной и любимой команды самого Робби.

«Я всегда хотел спеть с ним дуэтом», – говорит Робби и признаётся, что написанная им песня ‘Man Machine’ для второго сольного альбома, посвящена великому британскому артисту.

На церемонии The Brit Awards в 1998 Робби получил шанс не только исполнить свою мечту, выйдя на сцену вместе с мистером Джонсом, но также доказать людям, что он больше не тот диковатый парень, сбившийся с пути, а артист, к которому стоит относиться серьезно.

Их выступление стало ярчайшим номером церемонии, во время которого Робби и Том вместе исполнили попурри из фильма «Мужской стриптиз» («The Full Monty»). Уильямс стартовал с раскованной версии песни Стива Харли «Come Up And See Me (Make Me Smile)» – лидера чарта 1975-го года, когда самому Робби исполнился всего лишь один год. Публика на London Arena была в восторге.

Вскоре на сцену ворвался Том Джонс и потрясающе спел песню Рэнди Ньюмана «You Can Leave Your Hat On», спровоцировав своего партнера по сцене на круговые движения и… сильные толчки пахом, что продолжалось на протяжении семи минут выступления.

Робби выдал практически водевильное представление, расхаживая по сцене, нарядившись в кожаную одежду с головы до пят и в ботинках на каблуках. Однако даже он не смог затмить тогда сценический талант такого профессионала, как Том Джонс.

Без сомнения это был важный вечер для Робби, ведь он смог выступить со своим идолом, потому наслаждался каждой минутой, проведённой вместе с ним на сцене! Но ещё означало то, что он получил свой заветный билет в высший свет.

«В детстве вы стоите перед зеркалом, поёте в расчёску и говорите себе: «Я собираюсь стать знаменитым, и это единственное, чего я хочу». И вскоре вы просто становитесь знамениты, как и хотели».


ГЛАВА 2

Но всё выглядело совсем иначе на церемонии The Brit Awards двумя годами ранее, когда группа Take That объявила о своём распаде…

Во многом из-за Робби, который ранее неожиданно покинул группу и был настроен начать свою сольную карьеру.

Благодаря слуху, который распространился настолько быстро, будто был запущен ветряной мельницей, публичное объявление о том, что самый большой в мире бойз-бэнд готов прекратить свое существование, пришло ещё за неделю до той церемонии. Это произошло спустя семь месяцев после того, как Робби ушёл из группы. Понятное дело, что фанаты были опустошены и поэтому в Великобритании даже открыли горячие линии самаритян, чтобы справиться с их тревогами.

Само объявление о распаде было озвучено группой 13 февраля 1996 года: оно подвело черту под пятилетним успехом парней с севера страны, который лишь повышался год от года, а еще совпало с Днём рождения одного из них: Робби в тот день исполнилось 22 года, и ему, откровенно говоря, было наплевать на это заявление группы.

«Я всегда был, есть и буду Робертом для своей мамы. Меня не волнует, как меня называют другие люди, а ведь меня называют по-всякому».

«Я уже успел погоревать, когда меня выгнали, –  вот так неохотно он отреагировал на новость. – Честно говоря, мне больше интересно, как сыграет сегодня в Кубке Англии наш «Порт Вэйл». В любом случае сегодня мой День рождения и собираюсь праздновать!»

У Роберта Питера Уильямса было относительно нормальное детство. Его родители, мама Тереза и папа Пит Конвэй (комик, который был финалистом ТВ-шоу New Faces в 1974 году), управляли пабом «The Red Lion», что находится неподалеку от стадиона футбольной команды «Порт Вэйл». Но когда ему исполнилось три года, родители развелись, поэтому Робби, мама и его сестра Салли переехали жить в дом в Стоке-он-Тренте. Про развод родителей он говорит следующее: «Это совершенно не оказало на меня влияния, потому что я всегда бы сумасшедшим!»

Роб, как его тогда называли, унаследовал актёрские способности своего отца и стал школьным клоуном в школе. Хотя его никогда нельзя было назвать способным к учёбе, он был хорош в спорте, а его приветливость и хорошие манеры сделали его популярным парнем. Он расцветал благодаря вниманию и с ранних лет решил, что хочет стать актёром, причем известным. Придя в театр Сток-он-Трента, он сыграл второстепенные роли в паре спектаклей («Pickwick», «Fiddler On The Roof» и «Oliver») и даже в эпизоде ТВ-сериала «Бруксайд».


ГЛАВА 3

Покинув школу в 16 лет и нуждаясь в деньгах, он устроился работать продавцом стеклопакетов… но он просто ненавидел эту работу.

«Я просто говорил людям правду, что этот товар чересчур дорогой, и они могут найти его лучше в другом месте». В общем-то, неудивительно, что он продал не так много окон, да и его желание посвятить карьеру актерству перевешивало.

Он проходил пробы «всего» и «везде», но без опыта успеха, конечно, было не видать. Но Робби даже и не думал печалиться из-за этого: он был уверен, что рано или поздно станет знаменитым. Вот как он скажет позже: «Если на меня наводят камеру, то я сразу включаю режим артиста. Даже когда я открываю дверцу холодильника и загорается свет, я минут 20 могу провести в режиме стенд-апа. И мне это очень нравится». Робби собирался стать «самой большой звездой в мире».

«Я – актёр, который каким-то образом нашел своё призвание в музыкальном бизнесе. Я хочу быть музыкантом, но также я хочу быть и актером. Хотя я не думаю, что есть так много людей, которые успешно справляются с обеими профессиями, в качестве примера можно привести Стинга и Мадонну…»

Удача повернулась к нему лицом, когда он ответил на газетное объявление, в котором новой группе требовался пятый участник… Мама порекомендовала ему отправить заявку, хотя это и не билось с актерскими амбициями Робби, но в итоге он был приглашён на прослушивание менеджером и идейным вдохновителем группы, Найджелом Мартином-Смитом.

Он спел тогда песню из «Иосифа и его удивительного плаща снов» («Joseph And The Amazing Technicolour Dreamcoat») и теперь делится воспоминаниями и эмоциями того эпизода: «Какие-то странные ребята там собрались – вообще не думал, что мы когда-нибудь станем группой».

К счастью для Робби другие участники будущей группы (Гари, Ховард, Джейсон и Марк) остались куда лучшего мнения от встречи и от него в частности: Марк, например, назвал новичка «очень весёлым и очень уверенным в себе парнем».

Четырьмя неделями позже ему перезвонили и предложили место в Take That. «Я был на седьмом небе от счастья», – вспоминает Робби, и, понятно почему, ведь незадолго до этого он провалил все школьные выпускные экзамены, и такая славная новость пришла как никогда кстати.

Он рассказывал, что в тот миг вбежал по лестнице в свою комнату, распахнул окно и прокричал: «Я стану знаменитым!» Тогда он и представить не мог, насколько знаменитым он станет.


ГЛАВА 4

Это случилось в 1990 году, а уже скоро начались репетиции и подготовка нового бойз-бэнда.

По словам Робби самые первые репетиции были весьма хаотичны: «Я был ужасен. Я совсем не умел танцевать и постоянно всё делал неправильно».

В первые 12 месяцев группа, казалось, была ориентирована на взрослую аудиторию, одеваясь в кожаные костюмы с клёпками и рокерские сапоги. Это достаточно иронично, потому 8 лет спустя Робби, кажется, зашёл в реку во второй раз, вернувшись на сцену в кожаном костюме, гриме и сапогах!

Днём они выступали в школах и на радио-шоу, а ночью переезжали в другие города на стареньком Ford Escort менеджера Мартина-Смита. Вряд ли это можно было назвать гламурной жизнью: ели они на заправках, спали в безвкусных мотелях и размышляли о том, как всё поменяется, когда они, наконец, добьются успеха.

«Я в полном порядке сейчас. Я только что осознал, что являюсь поп-звездой, только что это понял. И я буду наслаждаться каждым днём, и всем тем, что в меня бросают, потому что это весело».

Временами приходилось нарушать нормы морали, и приходилось тяжеловато, но их вера в самих себя поддерживала их. Наконец, они выпустили свой первый сингл «Do What You Like», а следом и клип на эту песню, в котором ребята корчатся в красном желе, напоминая скорее группу The Village People, нежели юных поп-идолов.

Достаточно случайно выступив в клубе для тинейджеров в Халле, группа неожиданно нащупала свою реальную аудиторию – кричащие девочки-подростки! Им предстояло выпустить ещё пару синглов до того важного момента, когда их новая песня «It Only Takes A Minute» ворвалось в массы, угодив на 7-ую строчку британского чарта в 1991 году.

Хотя следом они выпустили ещё пять синглов, и лишь затем получили свой первый сингл №1, Take That-мания уже активно развивалась. Стены спален фанатов были завешаны постерами пяти участников группы, а везде, где бы они ни появлялись, их окружали толпами. В общем, амбиции Робби стать знаменитым превратились в реальность: на самом деле очень скоро он даже этот уровень переплюнет.

Спустя время, группа продаст пятнадцать миллионов синглов, завоюет восемь хитов №1, а Робби станет самым обожаемым участником самого крутого бойз-бенда Европы, если не Мира. Поклонницы подбирали любую одежду ребят, падали в обморок, бросали в них нижнее белье, когда они появлялись на сцене и на публике.


ГЛАВА 5

Однако когда препятствия были преодолены, а восторг от ощущения себя поп-звездой поубавился, окружающие краски и блеск померкли, и Робби захотелось двигаться дальше…

С самого начала было ясно, что ему будет непросто стать частью коллектива с его извечным желанием дурачиться и шутить над другими. В то время, как остальные ребята были довольны своим положением, не пререкались и следовали указаниям, Робби, остро нуждаясь в передышках от гастролей, фотосъемок и церемоний награждений, проявлял недовольство и дерзил.

В общении с прессой именно он всегда был шедр на шутки, а во время первого интервью для Smash Hits, к негодованию их менеджера, описал группу как «ходячий секс»! Фанаты любили его. Большие, как у диснеевского героя, карие глаза, буйные темные кудри, загорелое тело и озорная улыбка – Робби стал воплощением любой девичьей мечты. В придачу к этому шёл его острый язык, который заслуженно подарил ему звание плохиша группы Take That.

Хоть он и казался балагуром, шутки для Робби были защитным механизмом, помогающим ему подавить нарастающее напряжение от того, что ему приходилось быть участником крупнейшего поп-феномена 1990-х годов.

«Сейчас нужно думать о будущем. Но, понимаешь, иногда я не знаю, кто я: ребёнок или взрослый?»

В группе существовал строгий свод правил: никакого алкоголя, никаких запрещённых препаратов, никаких женщин. Несмотря на многотысячные доходы, на карманные расходы выдавалось лишь 150 фунтов стерлингов в неделю. Постоянный надзор и поучения о том, что говорить и как себя вести, тяжело давались мятежной душе Робби. Ему становилось всё труднее подчиняться правилам и тем более сопротивляться трём запретным пунктам.

«Я был подростком», – скажет Робби впоследствии. «Если бы я, будучи в поп-группе, не принимал наркотики и не спал с большим количеством девушек, то был бы ненормальным». Он стал красить волосы, пить и дурачиться. «Мне было запрещено высказывать свое мнение. Таковы были условия. Нам говорили, что нужно говорить, как себя вести, как одеваться, куда мы можем, а куда не можем идти. Одним словом, думали за нас. Это была тюрьма. Я жил в этой тюрьме шесть лет!»

По мнению Робби пора было что-то менять…


ГЛАВА 6

Солнечный июньский уик-энд в Гластонбэри положил конец самому прибыльному поп-проекту десятилетия.

Прошёл год – и вот уже перекрашенный в блондина Робби, с торчащими во все стороны волосами и бутылкой пива в руках скачет, словно ненормальный, по сцене вместе с другими безумцами – манкунианцами – группой Oasis. Это был конец для самого успешного бойз-бэнда Европы.

Весь мир стал свидетелем того, как Робби, уставший от славы и навязанного и тяготившего его статуса «героя тинейджеров», тщетно пытался освободиться и послать к чёрту всё, что связывало его с попытками приобрести ту популярность, которую он так жаждал.

По понятным причинам воспоминания Робби о тех днях туманны, однако достаточны, чтобы понимать, как он тогда устал от контроля и необходимости следовать правилам. «Я украл 16 бутылок шампанского с благотворительного мероприятия, закинул их в багажник «Ягуара» и поехал в Гластонбэри, как какой-то извращенец», – вспоминает он c ноткой ностальгии. «Я затормозил, увидел идущего ко мне Лиама. Он сказал «Take… Чего, б***ь?». И я сразу понял – это то, что нужно. Открыл багажник, а там были все эти грёбанные бутылки!».

«Можно сказать, я прошёл школу подготовки по ночным гулянкам. Я долго был лишён всего того, что делали нормальные подростки, например, напиться, проспаться и потом всё по новой».

С этого момента плохиш из Take That с головой ушел в алкоголь, наркотики и рок-н-ролл.

«Я позаботился о том, чтобы получить каждое интервью, каждую фотосессию. Позаботился о том, чтобы каждая камера была направлена на меня, и чтобы каждое интервью мог дать в пьяном виде», – вспоминает Робби. Его явный посыл компании RCA, остальным членам группы Take That и их менеджеру произвёл эффект – все были в бешенстве!

Всего лишь месяц спустя заголовки газет стали рассказывать историю о том, как бунтарь Take That Робби Уильямс решил положить всему этому конец.

В пресс-релизе от 17 июля 1994 года говорилось, что «Робби Уильямс покидает лидирующую в чартах группу Take That, потому что больше не может поддерживать долгосрочные обязательства перед группой, в которых те нуждаются».

Огромная популярность бойз-бэнда и его членов обеспечила появление этой истории на первых полосах всех газет, как крупных издательств, так и «жёлтой прессы», и даже засветилась на телевидении на передаче News At Ten.


ГЛАВА 7

Поклонники были потрясены новостями и слухами об истеричных подростках, плачущих от отчаяния, о попытках самоубийства – телефоны доверия горели от звонков: очевидно, девушки не могли придти в себя после душераздирающего откровения.

В официальном заявлении Робби сообщил следующее: «На данный момент я очень напуган и сбит с толку. Вчера я прочитал в прессе, что произошло, и считаю, что очень важно извиниться перед всеми, кто чувствует себя разочарованным моим решением покинуть группу. Я по-прежнему люблю ребят, и я уверен, что эта любовь взаимна. Но кое-что изменилось и мне нужно сделать что-то ещё для моего собственного спокойствия и здоровья». На самом деле он ни разу не говорил: «Я ухожу!» И это было не случайно.

«Раньше я давал интервью и просто рассказывал всё как есть. На самом деле я не нуждался в помощи СМИ. Я уже довольно знаменит, спасибо вам большое за это. Хотя раньше добивался только одного: «Любите меня, любите меня». Это довольно грустно».

На самом деле Робби попросили немедленно покинуть группу, несмотря на его намерение не подводить поклонников и продолжить предстоящее турне по Америке.

Однако группа и их менеджер думали иначе, прося его немедленно уйти. «Вы знаете, было ужасно уйти из Take That, хотя в душе я и хотел этого», – с тоской вспоминает Роб. «Пятилетний союз с этими людьми 24 часа в сутки… это было так мимолётно».

Похоже, Робби не сам так решил, а его подтолкнули... и он по понятным причинам был зол на всех. «Даже если бы мне пришлось уйти, я всё равно хотел бы поехать в турне».

Для Робби одной из самых сложных вещей было то что, когда он ушёл, он так и не смог как следует попрощаться с фанатами.

В частном порядке певец был будто выкинут за борт, брошен на произвол судьбы, без работы, без менеджера, без друзей. «Казалось, что я так долго был защищён от всех невзгод, а потом кто-то взял и сбросил меня с высоты200-метрового здания, крича вслед: «Смотри, как бывает на самом деле, когда приземляешься!»

Чувствуя себя изолированным и сбитым с пути, он поначалу убежал из своей семьи; но затем скучающий и неугомонный он направился к ярким огням Лондона и начал новую карьеру человека из большого города, профессионального халявщика и тусовщика.


ГЛАВА 8

В течение 1996 года подпитываемый выпивкой, горечью и жалостью к себе Робби посвятил большую часть своей энергии обзывательствам как своих бывших коллег по Take That, так и их менеджера.

Описывая их как, «эгоистичных, жадных, высокомерных и жирных». В интервью гейскому журналу Attitude Робби рассказал о силе своих чувств по отношению к своим бывшим коллегам. «Они мне никогда не нравились. Я чувствовал, что мною манипулируют. С самого первого дня меня намеренно изгоняли из группы».

Он также открыто враждебно отзывался о своём бывшем менеджере, насмехаясь: «Я хотел бы оказаться в неконтролируемом автопогрузчике, преследуя его вокруг сарая!»

Но сила, с которой он предпринял такую яростную атаку на вокалиста Гэри Барлоу, вызвала особо большой фурор. «Когда вы приходите на прослушивание, садитесь и видите парня с «колючими» волосами, выглядящего действительно старомодно в этих ужасных спортивных штанах и кроссовках, с портфелем и нотными листами… И этот бестолковый парень говорит: «Я пишу песни, потому что я – Гари Барлоу».

Такая открытая враждебность никак не улучшила имидж Робби, как потакающего своим желаниям дикого ребёнка, выходящего из-под контроля и направляющегося на свалку. Что еще хуже, Гари Барлоу оставался идеальным джентльменом на протяжении всего их соперничества. «Я не показываю свои эмоции, –  прокомментировал он, – но разрыв (с Робби) действительно расстроил меня и продолжает расстраивать».

Он также придумал, как объяснить год их разлада, сказав следующее: «Очевидно, что он (Робби) чертовски обиделся на меня». Робби завершил свой словесный натиск, назвав финальный сингл Take That «кучей дерьма», и что его следовало бы назвать «How Deep Are Your Pockets».

«Худшее, что вы можете сделать, это постараться быть крутым. Если вы пытаетесь быть крутым, это самая некрутая вещь в мире. Просто будьте придурком, и люди будут уважать вас за это. Честность  – лучшая политика, это клише, но зато это правда!»


ГЛАВА 9

Пресса, никогда не славящаяся своей доброжелательностью, ухватилась за новобретённый имидж Робби-клоуна с избыточным весом, пьяного болвана, нападая на него в своих заметках.

Он больше не был героем-подростком, его выставляли везде только пьющим пиво, поедающим пирожки, сквернословным сопляком, единственным интересом в жизни которого было напиться, блевать, падать и повторять всё это раз за разом. Как профессиональный тусовщик, Робби всегда приходил на мероприятия первым и уходил последним. Он также не пытался развеять слухи о своём новом образе жизни. Отвечая на вопросы о своем исчезновении с поп-сцены, он глупо усмехался и приговаривал: «Я просто сидел на з*днице, ел пироги и пил лагерное пиво!», за что заработал себе прозвище Блобби (Blobby-бесформенный) Уильямс.

Однако в более интимные моменты Робби ненавидел себя за многое из того, что он сказал, и за то, как он себя вёл.

Интервью в подростковой библии, в журнале Smash Hits показало, насколько он обнажил свою душу. «Я испытываю отвращение к себе за то, когда говорю подобные вещи», – признался он. «Я очень расстроен, и я хочу позвонить Гари и сказать ему, как мне жаль, что всё так случилось. Глупость в том, что я не хотел этого всего. Это не мои чувства, но когда я давал это интервью, я всё еще был с Take That... и... мне некого винить, кроме себя».

Самым разумным решением было бы записать новую музыку, но юридические споры сделали даже это невозможным. «В соглашении существовал особый пункт, который помешал мне покинуть RCA Records, когда я ушёл из Take That», – объяснил он. «Но поскольку настоящим талантом в группе считался Гари, а он всё еще был подписан RCA, то он всегда оставался для них приоритетом, на мой взгляд».

Не желая играть на вторых ролях, Робби упирался: только юридические издержки обошлись ему в 400 000 фунтов стерлингов, чтобы вырваться из звукозаписывающей компании, но, как он подчеркивал, «дело не в деньгах – дело в свободе».

«Труднее всего было ничего не делать», – продолжил он. «Я позволил себе бездельничать, ничего не делая, и на какое-то время я поверил мифу о рок-н-ролле. На самом деле я хотел вернуться на работу ещё несколько месяцев тому назад, но в профессиональном плане меня заморозило судебное дело».


ГЛАВА 10

И хотя Робби в течение года можно было увидеть на таких ТВ-шоу, как Top Of The Pops, Big Breakfast, Going Live, он не записывал и не выпускал новую музыку.

Робби придерживался позиции, что вовсе не жалеет о начале сольной карьеры. «Я отстоял своё имя и горжусь этим фактом. Да, я заплатил много денег звукозаписывающей компании, чтобы они меня отпустили: фактически все деньги, что я успел заработать к тому моменту. Но это показывает, насколько я уверен в себе».

Не обладай он такой удивительной жизненной позицией и верой в себя, берёт сомнение, что мы бы ещё когда-нибудь увидели Робби на сцене. После ухода из Take That он поработал с 4 разными менеджерами и был вовлечён в долгие судебные тяжбы, обошедшиеся ему в миллионы фунтов стерлингов: «Я трижды успел побыть миллионером», – замечает он. В первый раз из-за противоречий с менеджером Найджелом Мартином-Смитом, что широко освещалось в прессе, во второй раз с Кевином Кинселлой из-за сложностей с контрактом.

В третий же раз разногласия возникли с Тимом Эбботом, которого Робби уволил сразу же, как только тот выбил артисту мультимиллионный контракт с лейблом Crysalis Records.

Эббот был разъярён и комментировал случившееся так: «Мы все были ужасно огорчены, что, несмотря на все наши усилия в течение последних нескольких лет, и сильную смену образа Робби в глазах общественности, к чему мы и стремились, он решил прекратить отношения в самый решающий момент». Уильямс же описывает случившееся просто и даже самоуверенно: «Я просто почувствовал, что пришло время двигаться дальше. Как артист, я хочу иметь полную свободу выражения при создании моего альбома. На меня подали в суд аж три человека, но и такие проблемы можно разрешить».


ГЛАВА 11

Война между Гари и Робби продолжилась уже при сравнении их сольных релизов, ведь они оба выпустили свои дебютные синглы с разницей в один месяц…

Робби раскритиковал сингл Гари «Forever Love», назвав его «ужасным», хотя тот добрался до первой строчки чарта Великобритании. Но не забыл добавить вслед, что «уже благодаря одной только музыке Гари может стать успешным сольным артистом: он очень хороший автор песен».

Со своей стороны Робби решил стартовать с кавер-версии на хит Джорджа Майкла – «Freedom»; кажется, что такой выбор песни ярко подчёркивал его освобождение от старого лейбла. Несмотря на критику в прессе, сингл забрался на вторую строчку чарта (проиграв лишь хиту Spice Girls – «Wannabe»), что послужило неплохим трамплином для будущей карьеры.

«Freedom» – это больше заявление, нежели сингл», – отмечает он. «Текст песни будто пересказывает мою историю. После всего произошедшего я, словно, переродился, и это позволяет мне думать, что в недалёком будущем я вернусь уже со своей собственной музыкой».

Но пройдёт ещё примерно целый год до того момента, как он приступит к работе над новыми песнями, поэтому в тот период «Freedom ‘96» звучала и ощущалась, как тщетная попытка обратиться к публике: «Смотрите, я здесь, не забывайте обо мне!»

Первое же живое выступление состоялось на музыкальном фестивале Music Jam радиостанции Capital Radio летом того же года, где он исполнил свой сингл под восторженные овации публики – чувствовалось, что карьера звезды «Робби Уильямс» совсем не за горами.

Оказавшись впервые на большой сцене в одиночку, Робби вспоминает: «Выйдя на сцену и увидев перед собой 50 000 человек, я ощутил такой прилив сил! И подумал: О, да, это именно то, ради чего я должен продолжать. Я уже почти и забыл, как это бывает».


ГЛАВА 12

Даже в период потерянного 1996 года Робби регулярно светился в таблоидах. Фактически он превратился в одного из тех, кого называют знаменитостью и о ком можно писать что и когда угодно.

Как однажды он заметил: «Я сейчас стал известнее, даже ничего не выпуская! Да я просто настоящая Аманда де Кадене из Take That!»

В конце 1996 года Робби, наконец, осознал, что выпивка и наркотики не только позволяют хорошо проводить время, но и являются проблемой лично для него. Он отправился на приём к терапевту Бичи Колклафу, специализирующемуся по работе со звёздами: его клиентами были, например, Элтон Джон и Майкл Джексон, когда они особенно нуждались в помощи.

Конечно, этот дружеский совет он получил от Элтона Джона. Чрезмерная увлечённость хорошей жизнью привела к тому, что Робби стал похож на воздушный шар, и восстановление его прежней стройной фигуры станет вскоре движущей силой и мотивацией в разрешении многих проблем. «Я хочу быть худым. Мне нравится выглядеть хорошо, и знаю, что сейчас я выгляжу фигово. Я зол на себя и тот образ жизни, который вёл. Я устал прожигать жизнь. Я устал быть толстым, и мне действительно надоело моё депрессивное состояние».

«Я по-настоящему хотел бы остепениться и быть с кем-то, но как только я кому-то начинаю нравиться, я теряю личный интерес. Это безумие, не так ли? Я не смогу вести нормальную семейную жизнь, если не изменю в себе это, верно?»

Несмотря на активный набор веса, женщинам всё ещё было трудно устоять перед его очарованием. После ухода из Take That у него было множество подружек, включая Жаклин Хэмильтон-Смит, с которой у него продлились самые длительные отношения на тот момент, но и те завершились в 1996 году.

Вскоре уже бывшая звезда сериала «Бруксайд» Анна Фрил начала встречаться с Робби после громкого разрыва с ТВ-ведущим Дарреном Дэем. Вообще-то Робби отметал все слухи, говоря, что «Анна – моя хорошая подруга, несмотря на то, что пишут в прессе. В определённый момент нам обоим нужна была поддержка и мы помогли друг другу. Но никаких горьких расставаний не было и сейчас мы отлично дружим». Она продолжала поддерживать Робби, пока он проходил реабилитацию, регулярно отправляла ему письма в клинику.

А ещё он встречался с Мелани Cи – Sporty Spice из Spice Girls, незадолго до того, как познакомился с Николь Эпплтон из All Saints. «У меня были десятки подружек, и тогда я был похож на проститутку», – с улыбкой вспоминает он.

Но будущее выглядело уже явно радужнее для него, поскольку меньшее употребление алкоголя помогло ему сбросить лишние килограммы, сделав его стройным и энергичным исполнителем. Но это не оставило его тягу к совершенству: «Я вообще никогда не буду доволен своей внешностью. Единственная вещь, которая мне у себя по-настоящему нравится – это мой большой член!»


ГЛАВА 13

Аппетит приходит во время еды: успех сингла «Freedom ’96» заставил Робби всерьёз задуматься о написании собственных песен, хотя у него ещё не было точного понимания, куда и как правильно двигаться в этом направлении.

Take That полагались на авторский талант Гари Барлоу, а также на аккуратное использование каверов.

В октябре 1996 года он расстался с менеджером Тимом Эбботом, и, оформив сделку с компанией IE Management и Тимом Кларком, начал искать человека, с которым он мог бы вместе сочинять песни для своего дебютного альбома.

И Робби нашёл такого в лице Гая Чемберса, бывшего участника World Party и The Lemon Trees. Гай и Робби мгновенно нашли общий язык и начали заниматься альбомом, который обещал получиться хорошим, учитывая, как много своих собственных зарисовок Робби предложил для работы.

«До появления Гая Чемберса я не написал ничего по-настоящему крутого. Вообще-то я написал около 30 песен, но лишь одна из них попала на будущий альбом всё-таки я первый раз пробовал этим заниматься. Мы встретились в студии и в первый же день записали вместе четыре песни, а уже через неделю у нас был готов весь альбом».

«Весь прошлый год я ходил и рассуждал, что «писать песни – это очень просто». Я делал вид, что у меня есть куча песен, но их на самом деле не было. Я врал. К концу года я начал волноваться о том, как и что же мне делать дальше. Так что когда Гай Чемберс появился в моей жизни, он помог выстроить рабочий процесс верным образом. И классные песни просто полились рекой!»

Аппетит приходит во время еды, и Робби всё активнее стал заниматься написанием. «Чем больше я пишу, тем быстрее я учусь, и тем сильнее я хочу писать песни. Я написал три песни на прошлой неделе, а до этого – две. Спустя некоторое время это становится навязчивым занятием – ты хочешь отразить в песне всё, что тебя окружает и задевает: разговоры, шутки, теории, чувства, проблемы и т.д.». И именно это он начал использовать в своих текстах.


ГЛАВА 14

Дебютный альбом Робби Уильямса Life Thru A Lens вышел 29 сентября 1997 года, спустя два года после ухода из Take That.

Этот альбом – его очень личное приключение по прошлой жизни и обретённому опыту, в котором ощущаешь его неутомимую харизму… вплоть до стихотворения «Hello Sir», адресованного старому школьному учителю. Его можно услышать спустя десять минут после финальной песни альбома «Baby Girl Window».

Вот, как он описывает эти песни: «Они рассказывают истории обо мне, о моём опыте. Очень здорово, что мне удалось их написать, потому что сам процесс работы походил на то, будто бы я давал консультации самому себе. Хороший пример моим словам – песня «Teenage Millionaire», которая звучит особенно автобиографично».

Казалось, что его совсем не беспокоил тот факт, что он обнажает душу таким образом. «Мои тексты действительно очень личные, но это просто такой способ писать песни, которому я следую. Да и, в конце концов, если СМИ так активно тиражируют мою личную жизнь, то чего же мне бояться в текстах?»

Все песни он написал в соавторстве с другими артистами; Гай Чемберс, конечно, оказал, самое большое влияние – вместе они сочинили девять песен, а вместе со Стивом Пауэром ещё и спродюсировали альбом.

Альбом Life Thru A Lens превзошёл ожидания, получив хорошие рецензии критиков и отзывы в прессе. «Я безмерно доволен результатом, – говорит Робби самодовольно. – Я люблю слушать хорошую музыку, поэтому не могу наслушаться своим альбомом!»

И он уверяет, что пластинка действительно была готова за неделю: «Большинство песен родились за пару часов или даже за час работы».

«Этот альбом очень подробно описывает то, что я чувствовал ещё недавно. Местами он кажется несчастным, с другой стороны – ироничным и веселым».


ГЛАВА 15

Ещё до релиза альбома Chrysalis выпустили три сингла, рассчитывая постепенно увеличивать  интерес и ажиотаж к дебютной пластинке.

Первым на очереди оказался сингл «Old Before I Die» – песня, написанная в соавторстве с американцами Эриком Базилианом и Desmond Child – верным партнёром Aerosmith и Bon Jovi. Запись вышла в апреле 1997 года, за месяц до релиза второго сингла Гари Барлоу, и вновь добралась до второй строчки в чарте Великобритании.

Грубое гитарное поп-звучание было хорошо принято музыкальной индустрией. Особенно в песне чувствовалось сильное влияние музыки братьев Галлахеров, о чём Робби скрывать не стал: «Да понятно, что люди скажут, что это звучит, как у Oasis. Вот только Oasis звучит, как The Beatles, поэтому я бы скорее сказал, что обе группы оказали влияние на эту песню. Насколько я люблю эту композицию, хотя она и о сложных временах, которые мне пришлось пережить, настолько же остальной альбом – это больше моя музыка и про меня.

Хотя он также признаётся, что поначалу хотел весь альбом записать в таком стиле – в рок-н-ролльном. «Что тут говорить, я хотел бы писать песни, как Ноэл. Я не имею в виду точно такие же, но чтобы в них было столько же энергии, чтобы они всегда были столь же хороши и удачны, как у него».


ГЛАВА 16

После успеха «Old Before I Die» Chrysalis решили выпустить в июле того года и второй сингл – «Lazy Days», основой для которого послужила песня The Lemon Trees, но переделанная Робом и Гаем.

Этой песней певец «хотел передать то ощущение, которое вы испытываете летним днём, когда вы пьяны и катаетесь по траве в обнимку с любимым человеком».

Эта брит-поп композиция, вновь не без влияния The Beatles, явно доказывала, что творчество Робби больше не рассчитано на аудиторию девочек-тинейджеров. Босс звукозаписывающего лейбла Марк Коллен был явно доволен результатом: «Lazy Days» показал небывалый прогресс Робби, как артиста. Самое интересное было то, что такое сильное изменение позиционирования его образа на музыкальной сцене мы ему не навязывали».

Коллен отмечает, что такая разительная перемена была бы сложно достижима, но всё равно неизбежна, учитывая «его сильную харизму и желание чего-то большего». Успех песни только закрепил это мнение – она мгновенно стала хитом, её активно включали в сетках радиостанций, а в чартах композиция добралась до восьмой строчки, даже, несмотря на то, что у Робби почти не было времени заниматься её промоушеном, так как он угодил в реабилитационную клинику.

Он наконец осознал, что проблема существует, после того как его друзья и семья начали уговаривать его обратиться за помощью.

Хотя альбом уже был закончен, потребовалось больше времени на его выпуск, нежели было необходимо. «У Робби тогда хорошие дни чередовались с плохими», – рассказывает Крис Бриггс, A&R менеджер EMI Group. «Но он всегда осознавал, где он находится, чем занимается, и что ему придётся сделать, чтобы сойти с этой опасной дорожки. А ведь это давало ему пищу для интересного материала при написании песен».

Спустя несколько недель Робби начал приводить в порядок и себя лично, и свой образ в порядок. «Проблемой был я сам, а не выпивка или наркотики: они просто служили симптомом хаоса. Ведь то же самое происходит с любой зависимостью, например, с перееданием: не еда является проблемой, а сам человек. Поэтому в клинике я, прежде всего, разобрался со своей головой. Я учился быть в гармонии с собой, и сейчас я ощущаю гордость за то, что сделал».

«Я не чувствую себя в безопасности в клубах, если прихожу туда без компании. А вместе со знакомыми людьми я не выделяюсь и потому не беспокоюсь за что-то. Я провожу много времени с людьми из музыкальной индустрии, потому что я их понимаю, а они понимают меня».


ГЛАВА 17

Следующим его синглом стала песня «South Of The Border», появившись на прилавках магазинов за неделю до релиза дебютного сольного альбома.

Это личная песня, написанная о боли и проблемах прошлого года, и Робби достаточно откровенно рассказывает о ее контексте.

«South Of The Border» о том, как я сбился с пути и не знал, куда двигаться, а также о том, как вновь обрел понимание после встречи с моей мамой. Я написал эту песню, сидя на железнодорожной станции в Сток-он-Тренте, ожидая прибытия поезда в Лондон, чтобы собрать свои вещи и вернуться к маме, и это меня ужасно напугало».

По расписанию сразу после выхода альбома в октябре 1997 года его ждал британский тур из 14 концертов – первый для него с момента ухода из группы.

Казалось, что Робби наконец-то оставил все свои проблемы позади, стремясь вновь испытать всё то волнение, которым от заряжается от выступлений. «Я получаю настоящий кайф от того, когда нахожусь на сцене, а все эти девушки кричат и бросают в меня свои трусики», – признается он с фирменной ухмылкой.

Интересно, что его мама сыграла ведущую роль при создании первого альбома. «Я включил ей послушать все треки и, кажется, что она была весьма впечатлена, – делится Робби. – Но я всё ещё временами съеживаюсь, когда тексты получаются слишком личные».

Каждая песня о его жизни и разных людях в ней, ну, а «One Of God’s Better People» он специально с благодарностью посвятил своей маме. «Получилось чертовски мило. Я спел песню ей по телефону, и она казалась очень взволнованной, – вспоминает он с гордостью. – Она заплакала, потому что песня много для нее значила».

Он чувствует себя виноватым за то, что причинил ей столько горя из-за своих проблем.

«Мама хорошо с этим справилась – она ведь профессионально консультирует людей, у которых есть проблемы с наркотиками, поэтому просто садилась и разговаривала со мной. В песне, которую я написал для неё, есть такие строчки: It must hurt to see Your favourite man  Lose himself Again and again And I know That you're my only friend From way back when My wish was pure [прим.: перевод фрагмента – «Наверное, больно видеть, как твой любимый человек теряет себя вновь и вновь, но я знаю, что ты – мой единственный друг с тех самых пор, когда мои желания были чисты»]. Если я вновь сделаю что не так, то она просто скажет: «Ну что ж, давай начнём заново с сегодняшнего дня». Я действительно ей многим обязан».


ГЛАВА 18

Хотя альбом Life Thru A Lens в итоге был хорошо принят критиками, ему понадобилось некоторое время, чтобы подняться высоко в чартах – в отличие от дебютного альбома Гари Барлоу, которому это далось куда проще и быстрее.

Хотя Робби отмечает, что ему хотелось бы видеть любую свою запись на первой строчке в чарте, он достаточно зрело рассуждает, считая, что гораздо большее значение это будет иметь, если он сам гордится своим материалом.

Тогда Робби ещё не знал, что релиз следующего сингла, нежной и нетипичной для него баллады «Angels», станет для него самым большим достижением в карьере. Впрочем, говоря это, он все-таки осознавал, что у него на руках особенная песня: «Я написал текст и музыку за 25 минут, и думаю, что песня станет главным хитом альбома. Да, это баллада, но вовсе не сопливая. Не из разряда «Я люблю тебя» и любыми подобными строчками. Нет, это песня об ангелах-хранителях».

Сам Робби точно имеет своего ангел-хранителя, потому что всего за три месяца до выхода пятого сингла и его памятного выступления на The Brit Awards альбом Life Thru A Lens почти что похоронили.

Он падал всё ниже в табелях чарта, из-за чего Робби казался многим тем очередным участником некогда сверхуспешной группы, но неспособного добиться такого успеха в сольной карьере.

Робби прекрасно понимал, насколько непостоянным может быть рынок поп-музыки, но по иронии судьбы именно эта капризность привела его к новому успеху. «Angels» настоящим штормом ворвалась в британский и европейские чарты, а такой успех сингла позволил и альбому продаваться лучше, вернуться ему на вершину чартов – в феврале 1998 года он добрался до №2 в Великобритании, а потом и вовсе до №1. Такое же влияние песня оказала и на европейский успех альбома и его карьеру.

Вице-президент EMI по международному маркетингу тех лет, Крейг Логан, так описал чувства миллионов людей, на которых так повлияла «Angels»: «Мы всегда верили, что эта песня станет большим хитом. Мы провели хорошую работу и с другими синглами, выпуская их в задуманной последовательности, но, конечно, «Angels» стала его визитной карточкой».


ГЛАВА 19

Пока многие критики задавались вопросом, достаточно ли у Робби потенциала, чтобы быть успешным сольным исполнителем, у него самого не было сомнений в этом.

«Я всегда трезво смотрю на вещи, но я точно знал, что что-нибудь хорошее точно произойдёт. Я просто знал, что буду в индустрии, поэтому сейчас я могу немного присесть и вздохнуть с облегчением».

Кажется, что сейчас Робби воспринимают, как серьёзного исполнителя и автора песен. «Ещё есть люди, которые не верят этому, когда слышат мои песни. Вы всё ещё можете услышать «хм, вообще-то у него хороший голос». У людей существует предвзятое мнение, когда ты родом из бойз-бэнда, и они думают, что это всё, на что ты способен. Но сейчас меня это не беспокоит, потому что, как мне кажется, я доказал, прежде всего, себе, что у меня есть талант».

Да, однозначно, Робби Уильямс повзрослел и становится лучше. Альбом Life Thru A Lens стал дважды платиновым, а сам Роб уже получил достаточное признание, чтобы его приглашали на такие шоу, как Parkinson, вместе с другими звёздными гостями – актёром Юэном Макгрегором, звездой «На игле», пародистом Рори Бреммером, при этом затмевая их своей харизмой и самоуверенностью. Это вполне может сигнализировать о внимании к его персоне у более широкой, более зрелой аудитории после безусловного успеха «Angels».

Так что же ожидать в дальнейшем от Гранта Митчелла поп-музыки? После его сумасшедшего успеха и выступления с Томом Джонсом, Робби Уильямс уже добился невозможного – трансформировал свою подростковую армию юных поклонников в более зрелую, движимую музыкой фан-базу.

Появление рядом с певцом такого размаха и таланта, как Том Джонс, придало Робби сил и уверенности в продвижении своей карьере, как профессионального рок-музыканта и талантливого универсального исполнителя. Их попурри из фильма «Мужской стриптиз» оказалась настоящим хитом, и песню оперативно добавили бонус-треком на новый сингл «Let Me Entertain You», напоминающим то ли The Rolling Stones, то ли INXS. Он был издан в марте 1998 года.


ГЛАВА 20

Очень вероятно, что следующим синглом станет заглавный трек «Life Thru A Lens», который воспевает образ жизни «этой» девушки Тары Палмер-Томпкинсон.

«Да, это правда, что я написал о ней песню, – рассказывает Робби. – Но вряд ли это можно назвать хорошим фактом. На самом деле она не совсем о Таре – она о девушках из высшего общества». Он продолжает объяснять, что вообще-то она обо всех, включая его самого, кто ведёт столь громкую жизнь. «Она об образе жизни, которого я сам придерживался в последние несколько лет, который оказался довольно фальшивым, но, по крайней мере, это помогло написать мне песню».

Приведя в порядок свой образ, Робби теперь в состоянии сконцентрироваться на промоушене своего материала, чем он не мог нормально заниматься долгое время. Уже запланированы европейские концерты, летние фестивали 1998 года, где он добавлен в лайн-апы, а также ожидается серия промо-выступлений для уже его следующего альбома. Он должен начать работать над ним в апреле и мае, анонсируя, что хотел бы сотворить микс звучаний из «кантри, хип-хопа и The Beatles». «Если с дебютным альбомом я хотел, чтобы меня заметили, то уж следующий альбом никто не сможет проигнорировать и пройти мимо!»

Хотя почти все тексты к песням он написал сам, Робби отдаёт должное Гаю Чемберсу за его жизненно важную поддержку: «Я по-настоящему благодарю удачу, что Гай со мной. Это сотрудничество, которое может и должно становиться ещё лучше. Безусловно, вовлеченность Чемберса в работу добавило уверенности самому Робби и доверия людей к нему, как амбициозному музыканту, а не просто поп-иконе тинейджеров.

Разумеется, некоторые говорят, что он быстро становится ответом этого поколения Дэвиду Эссексу! С этой озорной ухмылкой и безумным взглядом, напоминающим молодого Мела Гибсона, с его жизнелюбием, легко поддаться его привлекательности.


ГЛАВА 21

Если в прошлом неординарный характер Робби создавал ему проблемы, то именно сейчас он понял, что может просто быть самим собой.

Раньше он казался кем-то вроде хамелеона, постоянно меняя свой образ, с отчаянным желанием нравиться и заставлять людей смеяться. «Уверен, что, если бы я перестал желать нравиться людям так сильно, то это очень бы мне помогло, но, похоже, я не могу от этого избавиться... Ведь я таким был с детства».

Вообще-то такая способность приспосабливаться к ситуации, но меняться в любой момент оказывает влияние и на музыку: дебютный альбом представляет собой эклектичный микс из разных стилей, хоть и с явным преобладанием брит-попа и таких его ярких представителей, как Oasis или The Lightning Seeds, он также заставляет вспомнить и более «зрелых» артистов, как Элтон Джон и Джордж Майкл.

Хотя он раскрывает свою биографию в текстах, истинный Робби пока не сильно проявляется в музыке. Но это может измениться с его вторым альбомом, который выйдет в ноябре 1998 года, и Робби точно должен использовать свою обретенную уверенность в поисках своего собственного звучания.

«Каждую свободную минуту я трачу на написание второго альбома, – анонсировал он в начале 1998 года. – Я не хочу останавливаться: у меня было пару хороших лет, когда я мог веселиться на вечеринках и делать, что захочу, но теперь пришло время работать. Потому что я вдруг осознал, что работаю в лучшей отрасли в мире».


ГЛАВА 22

Показателем его уверенности и удовлетворения является и то, что он, наконец, зарыл топор войны с Гари Барлоу.

На благотворительном концерте At Princess Diana’s Concert of Hope в декабре 1997 года они вместе с остальными артистами объединились во время исполнения финальной песни вечера – «Let It Be» – знаменитой композиции The Beatles. «Было здорово вновь увидеть Роба, – говорит Гари. Как только я его увидел, то сразу подошёл к нему, и мы обнялись. Это прекрасно, что нам удалось вновь поработать вместе для столь хорошего повода».

Николь Эпплтон описала его выступление на The Brit Awards с неподдельным энтузиазмом. «Он был просто великолепен, и я очень горжусь им. Он чрезвычайно много работал, и испытывал такое сильное давление. Но он потрясающий… просто фантастический».

Николь, которая сама является обладательницей двух Brits, рассказывает о нём спустя полгода после обрушившейся на него славы сольного артиста.

«Он всегда будет под пристальным взором общественности, потому что он являлся участником Take That, а это будет давить на любого рода отношения. Робби – один из самых милых людей, которых я встречала, и я даже представить не могу, как он справляется с таким вниманием к своей персоне. У него существует репутация дикого парня, но это не тот Робби, которого знаю я. Мы поначалу не хотели, чтобы люди знали о нас, потому что это добавило бы хлопот. Нам непросто быть вместе, потому что мы оба постоянно заняты, и не можем видеться так часто, как хотели бы. Но Робби такой смешной. Он постоянно меня веселит, и я просто надеюсь, что мы долго будем вместе».


error: Content is protected !!