Имя:

Пароль:

Забыли пароль? / Help

Translate to English Translate to German Translate to Spanish Translate to French Translate to Italian Translate to Dutch

Творчество фанатов

Э

тот раздел посвящен Робби, но целиком и полностью является заслугой фанатов и их творчества. Любые ваши работы появляются и будет появляться здесь в будущем с обязательной ссылкой на автора. Не стесняйтесь делиться своими достижениями, ведь, где ими делиться, если не с братьями и сестрами по разуму? Стихи, рассказы, рисунки, кавер-версии песен... и все, что в голову взбредет. Let you entertain us!

null

Стихи

Somebody Someday (God in the middle)

The tales I've ever said
makes me arrive tomorrow
the days I've ever wait
show me the feelings sorrow

this things that I can't leave
will be interrupt me so long
But I will never have to give
that pain that made you hold on

I'm angel girl in the middle of the night
I guess I cried when I turned of the light
Maybe you saw how I felt inside
So, you my god in the middle of your tired

When I'll meet you first
on a most cute street
You'll be come undone
but I'll heal your feet

I can't realize
had you horns or wings?
But I know that I
Will love all this things!

I'm angel girl in the middle of the night
I guess I cried when I turned of the light
Maybe you saw how I felt inside
So, you my god in the middle of your tired

So, I will love you
for the rest of my years!
And, please, stop running
when I down on my knees!

I'll go around,
I find my way!
And now you here,
This love is Somebody Someday!

автор: Anastacia P.

Some kind of love opera

Somebody need love
When someone want
just to be happy
And I wanna tend to dream
about me and my man
under the rainbow's blessing

I know, you sent by god
and blame is my mother's gift
she said don't ever cry, my girl
Someday you'll dance with somebody

And that will some kind of love opera
Where you will be my somebody
And that falling love that angel caught to live
Will be inside my destiny

And L.A.'s nights
So beautiful
Eventually I find
I find your way
So miracle
I see my grandma s smile

Don't never kneel
Just, please, be here
I'll never pray yourself
And My diary is
on Alicia's pillow
She ll keep my secrets back

And that will some kind of love opera
Where you will be my somebody
And My falling love that angel caught to live
Will be inside my destiny

Sweet, sweet boy,
The world's most handsome man!
Truly feels
Who s wanna go my way!

Instead the Escopology
I'll call my album Robbiology
And that will be right to have
Yeah, Yeah, ho-o-o!

My love s Opera!

автор: Anastacia P.

Love is blind

After two weeks my mum will go away
And we will drink and free today
Sometimes it will good, sometimes it will sad
But what should I do to have my freedom back?

My love is living in the Hollywood, L.A.
It's so sweet
But I can have another men, and can't have him,
I'm so sick!

out side the window
today is winter
I see the true
maybe, some coldly
my heart always lonely
what should I do?

I can see your pretty face
And you can t see my
Can you see my bright green eyes?
When I can t see your smile so high

When you looked at me
Jesus cried
When you walked with me
My gods was smiled

My love is living in the Hollywood, L.A.
It's so sweet
But I can have another men, and can't have him,
I'm so sick!

I realize that love is blind and It s so sad to me
I feels like bird, I wanna fly, want you to come with me?
My voice will grow through pain and sick,
But someday I ll tell you I m your love, look at me .

автор: Anastacia P.

The day when I’ve waited it more

don't tell me my story ever,
this sunset will beauty forever,
without my mother's cry anymore,
I do believe in day I've waited it more,

once upon a time you called me
one of god's better people,
I know, but you should see,
I'm not so simple.
And men before you abused my love,
were lived in love without a doubt.

My blood is falling drop by drop,
I'm lying in my floor.
You saw I cried and die before,
before the day,when I've waited it more.

Oh, my inspiration walked with me,
when my way was cursed by purgatory,
maybe I want to dance with the devil now,
you know that dirty angel is your proud surround.

Ask me about falling
the walls of my life,
and why you stop calls me?
Want you walk away from my mind?
Now my feel is broke and
world start the war,
when my soul is dying,
everyday more and more.

My blood is falling drop by drop,
I'm lying in my floor.
You saw I cried and die before,
before the day, when I've waited it more.

I've got my eyes shut,
'cause I don't wanna see this war.
I will your angel, Just believe in me,
well, I should go.

автор: Anastacia P.

Would you like to see a superstar…

Would you like to see a superstar?
Yes, I would. but he's so far.
Would you like to see a perfect show?
Yes, of course, but I don't know.

I can say the magic word:
You will walk around the world
And may be you'll the success find,
But will not lose your mind!

Have you ever seen his face?
Yes, I've seen, but on my place.
I don't have a terrible fear
And don't have a crystal tear.

I like his face and lips and eyes
He is really very nice.
He is one and very cool
A little bit he's a crazy fool.

Do you believe me? Yes or no?
I would like to see the Robbie's show.
Do you know? Yes. All right!
I'll not sleep many nights.

Who is he? Whose is he son?
Want to know? He is fun.
He was lovely in Take That.
He is winner. I am glad!

He is good. He is pop.
He is bad. He is... Rob!

автор: Fiona.

Слепая

Эту песню я года три назад написала для Роба.
Эта песня подходит только для британца, потому что она написана под воздействием его чистейшей и неповторимой лирики.
Роб, для меня не просто певец и красивый богатый парень, за которого хочется выйти замуж и жить долго и счастливо. Нет! Я люблю Роба за его дружелюбность, что видно по его отношению к маме и папе, друзьям, коллегам по работе и служащим; люблю за вечно весёлое и непредсказуемое поведение, где бы он ни был; ещё, и это самое главное, за то, то он по-настоящему сильный человек! Разве может слабый человек найти в себе силы и бросить пить и принимать наркотики? Роб - сильный духом и душой человек. Я думаю, он имеет право называться именно Человеком с большой буквы!
1 куплет:
Она на одинокую звезду похожа
Что светит, тускло даже днём
Те карие глаза напоминают стужу
Нет жизни в душе её никакой.
Она сидит в молчании днями
Не дышит её сердце, не живёт
А только шепчет мне на ухо строки
В которых всё наоборот.

2 куплет:
Шепчет она мне о звезде какой-то
О парне, чья судьба певец
Но как же она думать о нём может,
Если она не видит свет?
Горькими слезами плачут её чувства
Но на сердце пусто только у меня
Как её избавить от этой участи
Может просто быть с ней до конца?

Припев:
Она у меня слепая
Она не видит ничего
В её глазах таится тьма
А утра не бывает...

автор: rob's_angel.

Звезда, утеренная в небе…

Звезда утерянная в небе
Нашла укрытие меж пальцев рук.
Ни звука, лишь желанье утаить и спрятать.
Свет прожигает пальцы, делая их тоньше и ловчей.
Но не достать звезды, она сверкает только ночью.
Когда поднимешь голову ты к небесам,
То сможешь разглядеть ее тончайший свет
И чуть дыша прошепчешь ей:
«как жаль, что между нами океаны»

автор: ?

Пустынны наши улицы…

Пустынны наши улицы, пустынны города,
Но не найду на них, тебя я никогда.
Бессонны мои ночи, безлюден шар земной,
И только ты на свете, но нет тебя со мной.

В волшебных грёзах дальних, во сне я уплыву,
Увижу там тебя я, в мечтах, не на яву.
Туда меня затянет, как в омут с головой,
Ведь там можно представить тебя, и я с тобой.

И будем мы купаться, как дети в облаках,
По океану плыть на алых парусах.
Но жизнь совсем другая, судьбу не изменить,
И стало всё как прежде, мы дальше стали жить.

Меняются сезоны, вот стало холодать,
Уходят дни, недели, себя уж не узнать.
Но давнюю мечту я в сердце сохраню,
И лишь себе признаюсь, что я тебя люблю…

автор: Fiona.

Звезда

На небе ярко сияет звезда
Вот под ней и живет он
Со скоростью мчат вдали поезда
Уводя за собой за вагоном вагон

Кто сказал, что звезда не может ангелом быть
Вероятно тот, кто не верит в мечту,
А он не такой, он сам ангел чуть-чуть
Верит в свободу, любовь, красоту

Он живет на земле, но в душе неземной
На лицо он открыт, но не той стороной
Тебе кажется, что ты знаешь его,
Но ведь ты не знаешь всего...

автор: Fiona.

Одиночество любви

Я сегодня одна
Все та же страна.
Все тот же образ предо мной
Так сильно манит за собой.
Хрустальная музыка, свет вокруг.
Все то же предчувствие, тот же испуг.
И ты остался тем, кем прежде.
И еще не рано умирать надежде.
Но я не знаю, не знаю, молю,
Позволь мне любить тебя так, как люблю...

автор: Fiona.

Мечты

Как тяжело преодолеть мечты,
Когда они полны беспечной красоты,
Когда тот чуткий, нежный флёр
Возводит пред тобой шатер.

И вот ты там, ты далеко,
Из сказки выйти нелегко.
Она с собой тебя ведет,
Подарки щедро раздает.

В мечтах любовь, в мечтах весна,
Удача там и всё сполна,
Там тайно можно сделать всё,
Присвоить то, что не твоё.

Порой абсурдны и глупы,
Замысловаты и слепы.
А кто-то смотрит с высоты,
Но ведь мечты – и есть мечты.

Перед тобой открыт весь мир,
Ты можешь там устроить пир,
Воздвигнуть город, взять с собой,
И знать, что этот мир весь твой.

Позволь себе ту дверь открыть,
И в разум свой мечту впустить.
Желанья все исполнят там твои,
Не бойся, помечтай… живи, люби, твори!

автор: Fiona.

Не стоит слезы лить за зря

Не стоит слезы лить зазря,
Оно того не стоит,
Кривить душой, себя коря,
Пусть ветер успокоит.

И слезы высушит он пусть,
Пустив удачу в дом,
Угонит прочь былую грусть,
Чтоб мирно жить потом.

Давай изменим жизнь былую,
Забыв невзгоды в раз.
Начнем же жить мы жизнь другую,
Начнем же жить сейчас!

Давай откроем дверь мечте,
Ведь это не вредит,
Свободе, правде, красоте,
Богема победит!

Смотреть на море, небеса
И на речной закат,
И белой станет полоса,
Холма покатый скат...

Как занимается заря
И звезд небесных блеск,
Несносный дождик сентября
И моря шумный всплеск.

Взгляни на солнца луч дневной,
На желтый лунный свет.
Представь, что рядом он с тобой,
Но только его нет...

И знай, любовь живет в груди,
Она вернется к жизни вновь,
Ты только малость подожди.
На то она и есть любовь...

Взгляни на мир, взгляни на свет,
Хоть сердце не поет,
Спустись с небес, встречай рассвет,
Ведь жизнь твоя идет!

автор: Fiona.

Про любовь

Любовь наш друг и наш спаситель,
Любовь обидчик, разрушитель.
Ну что ж... Для каждого она своя
И выбрала уже свой путь я
О нем я лучше промолчу,
Сказать я пару слов хочу.
Любви ты ждешь больше всего на свете,
Но вдруг осознаешь,
Как же пугают чувства эти
Любовь всецело поглощает
И за собою вдаль ведет
Она сознанье поражает
И разуму отпор дает
Любовь безумна и слепа,
Порой нелепа и глупа,
Порой чиста и высока,
Порой серьезна, глубока.
Определенья нет любви,
Законов нету у нее,
Ведь если любишь - сам твори,
Создай свой мир, люби свое
Ведь если в сердце есть любовь
Ее не спутаешь ни с чем
И будет в венах стынуть кровь
И воздух кончится совсем.
Что такое чувство это? -
Радость вьюги, сладость лета,
В праздник - слезы, в горе - смех,
Ты другой, непохожий на всех.
Ты влюблен, сердце стучит,
Хочешь сказать, но голос дрожит.
Не веришь ты в любовь - поверь,
Тогда она откроет дверь.
Не бойся своих чувств - впусти,
А о разлуке не грусти.
Все говорят любовь важна,
Ну а кому она нужна?
Кому ж еще, если не нам -
Душе и сердцу пополам.

автор: Fiona.

Загадки, тайны мирозданья…

Загадки, тайны мирозданья
Мне уготовили судьбу,
Закрывшись облаком сознанья
Пророчат счастье иль беду.
Они совсем не говорливы:
Рисунки, знаки - чудеса.
Они, стесняясь взглядов милых,
Все больше смотрят в небеса.
Где есть духовное начало
Всех пережитых нами лет,
Что вторят древнее приданье,
Ссылаясь на священный свет.
Я вижу кроны, их высоты
Пугают разумы людей,
Да шаловливые остроты
Все губят радостью огней.
И небо, облачное небо,
Прозрачна горная вода.
Что рождена на горе снега -
Святая чистая слеза.
И здесь, на самой верхней точке,
Моя душа близка к нему.
Я воедино с милым солнцем,
Я этим образом живу.
Хочу найти я это место,
Дышать заблудшую росой,
Хранить в себе простор небесный
Мне уготованный судьбой.
автор: Iana.

Рассказы

Тихое морозное утро...

Тихое морозное утро. Где-то там, где идет снег и холодно. Вроде несчастный, а может счастливый, но все же ужасно одинокий, встает с кровати, человек. Спустился вниз и даже сам не помнил этого. Вчера был праздник, но бал окончен и гости ушли. Они ушли не надолго, до следующего выходного, прихватив с собой не мало ненужных мелочей из роскошного дома. Или это было не вчера? Но, так или иначе, дом пуст и так же одинок. В нем так же разносится безответное эхо, как и внутри его хозяина, и он так же ждет. Ждет как этот человек. Ждет, как слишком запутанный, распущенный, забавный и такой жалкий в данную минуту Робби. Он сидит на стуле возле окна, смотрит на ровно падающие хлопья снега и дымит очередной сигаретой.

-Сколько пачек ты выкурил за эти пол часа? Хотя меня это мало интересует. Я жду. Я весь в ожидании. – с ним говорит его дом, его жилище, которое он не так давно приобрел. И вот чем оно ему расплачивается - нытьем и ездением по мозгам?

-Что? Эти стены умеют не только слушать, но и говорить?

Ах, Робби, бедный Робби. Скорее это говорит твоя душа, которую ты тщательно замаскировал под маской распутника. Я вижу твои глаза, в них недоумение, вопросы. Да, да, это так. Ты все же ждешь ее. Ждешь, как и твой дом, который слишком пуст, даже так, что не замечает твоего присутствия.

Того чего ты ждешь, у тебя никогда не было. И ты боишься так, как ребенок боится чего-то нового. И это прекрасно. Ты в ожидании ЛЮБВИ. Ее единственную ты зовешь бессонными ночами. О ней мечтаешь в пути. О ней не говоришь друзьям. Ее постоянно ищешь, но, почему-то, все время не там.

Ничего. Наступит время, и ты будешь спокоен. Наступит время, и ты будешь рад. Только надо ждать. Ожидание, разочарование и смерть самые ужасные вещи на свете. Но из них троих лишь ожидание дает надежду….

Ты будешь спокоен, Робби

С нежностью посвящается Робби. From Grace

автор: Grace

Ангел

Рассвет. Солнце встает, и я стою у окна и наслаждаюсь его красотой и ясностью. Я встала задолго до рассвета. Просто не спалось. Это не чужие мысли, не проблемы, нависшие надо мной черной тучей. Это то странное чувство, которое посещает меня довольно часто и внезапно делает меня мрачной и совершенно несчастной. Странная тревога. Растерянность. Каждый раз я пытаюсь понять, что это, но никогда еще мне это не удавалось.
Я думаю, с каждым человеком случалось такое. В такие моменты я представляю себе заснеженные вершины гор и лучи солнца, отражающиеся от иссиня белого снега. Я никогда их не видела, но знаю, они есть. Далеко. Мне тяжко на душе, возможно, это от отчаяния, затаившегося внутри меня. От чего оно? Может от ежедневных забот, томящихся в пыльном шкафу? От тоски по забытым и брошенным друзьям? Или от любви, которая так и просится в мое сердце, но я изо всех сил стараюсь ее не пускать? Возможно. Но пройдет время и все излечит. Ничто не заберет прошлое прочь лучше будущего. Пусть старые раны напоминают о себе слишком часто. Не оглядывайся на них. Отпусти. Пусть они идут своей дорогой. У каждого свой путь…
…Солнце встало и слепит глаза и все внутри меня просыпается, как-будто от слишком долгого сна. Зима. Я плачу. Нет, мне не хочется долгожданного лета. Я хочу смотреть на сыплющийся снег… Я выбегаю на улицу уютно одетой и иду бродить. Скучные дворики еще не проснулись… и вот мне опять тревожно. Куда убежать от страсти? Куда убежать от себя?
Но я бегу. Куда не знаю. Я не хочу, не хочу вспоминать, как любила тебя, как задыхалась, про виде тебя… Я глотаю слишком холодный воздух. Мое горло заледенело, я бреду домой…
…Сумерки. Я опять стою у окна и все те же слезы текут по моим щекам, но уже более соленые. Где ты, мой далекий ангел? Я люблю… Я спокойна. Что ж, я признаю и возвращаюсь к тебе, мой сон. Где ты сейчас? Чем занят? Я закрываю глаза и вижу твои. Они печальны, но в них, как всегда и неизменно, светит солнце. Оно не отражается, оно просто в тебе, мой ангел. Не грусти, не тревожься. Как я хочу, чтобы ты был счастлив и спокоен. Твоя душа чиста. Не пускай в нее темноту. Не спеши. Где-то далеко, а может и совсем радом ждет тебя твое счастье. Скоро ты найдешь его.
…Звездная ночь. И ты уже рядом. Я буду спать этой ночью спокойно, потому что ты будешь здесь. Я впустила тебя себе в сердце. Я свободна. Храни меня мой ангел, а я всегда буду предана тебе. Когда-нибудь мы встретимся…

Когда холода зимы придут
Звездная ночь накроет день
В вуали солнца
Мы пойдем под горьким дождем
Но во сне
Я слышу твое имя
И во сне, мы встретимся снова.
Когда моря и горы падут
И мы придем к концу дней
В темноте, я услышу зов
Они зовут меня
Я уйду…
И вернусь снова…

(Words by Fran Walsh and Howard Shore)

автор: Grace

Я закрываю глаза...

Я закрываю глаза и вижу тебя. Я открываю глаза и вижу тебя. Я прикасаюсь губами к стеклу и оно оттаивает. Когда зима снаружи, сердце греет изнутри. Оно твое. Мое сердце твое на много лет. Навсегда. У тебя внутри, я знаю, тоже есть что-то теплое и желтое. Я верю. Что ты большой и добрый и очень веселый. И я люблю это чувство. Я люблю чувствовать тебя, даже если ты так далеко.

автор: Grace

Очередная, но не та

Хочу тебя. Ты лучше всех. Я имела связи с ветром, но он не постоянен, как и дождь. И ты такой же. Я не умею любить, но могу чувствовать. Я умею читать мысли. Не бойся, я не буду читать твои. Я и так знаю, о чем ты думаешь. Тебе нужна свобода. Ты зависишь от мира, от всего. Свобода может и есть. Под тобой весь мир. Все люди. У тебя есть настроение и цвет. Бесконечные и постоянные друзья. Твоя жизнь однообразна. Она никогда не изменится. Никогда не повернет русло. Впрочем, мне все равно. Мне пора. Пока.

автор: Grace

Вечно влюбленные

Мне нечего тебе сказать. Я только что встала с кровати, и ты застал меня врасплох. Ты увидел меня такой, какая я есть – без макияжа, с проблемами. Я очень устала от ненужных обещаний. Я устала от тебя. Что-то изменилось. Всегда что-то должно меняться. Я не могу без перемен, но иногда они служат дурную службу. Ты не должен понимать мою суть и важность. Мне не нужны пустые слова. Мне надо просто отдохнуть. Мир не для меня. И жизнь тоже. Для меня важнее не смысл жизни, а то, как я ее провожу. Я не ищу ее смысла. Пойми же меня. Каждый Божий день одинаков, как две капли воды. Я не нужна тебе.

автор: Grace

Кто виноват?

За окном хлещет дождь. Самый сильный дождь за все лето. Окна уже мутные от его упругих струй. Темно-темно. И шумно. Почему он так рыдает? Из-за чего надрывается?
- Дождь, ты мне нравишься. Что случилось?
А мы ведь родные. Мне тоже хочется плакать. Меня тоже что-то терзает. Я не хочу думать что и пытаться понять это. Я хочу также как и ты зарыдать и забыть.
Ветер стих. Да и ливень прекратился.
- Дождь, тебе легче? Я рада. А мне нет. Мне душно.
Крупные капли бьют по металлическому карнизу. Бьют с упорством. И это похоже на слезы. Редкие, но грустные слезы. Легкое потрескивание и хлопки.
Я сижу на одном месте. И мне ничего не хочется. Мне не хочется есть, не хочется пить, не хочется двигаться. Мотор в моем сознании будто иссяк и ему не хватает сил, чтобы заставить меня сдвинуться с места. Я так и сижу. Зачем я сижу? А зачем хожу? Для чего все это?
Каждый вечер, переступая порог своего дома, я все острее чувствую силу этих вопросов. И каждый вечер я ощущаю эту грусть. Эту жгучую грусть, которая не дает проходу. Она не во мне. Она будто рядом. Сидит рядом со мной и говорит. Говорит о том, что мне не нужно, да и о том, чего у меня никогда и не будет. Она говорит, чтобы я сидела. Говорит, чтобы я не ела. Она не хочет уйти.
- Отпусти меня, грусть? За что?
Ах да, я знаю за что. За любовь.
- Это она во всем виновата, грусть?
Я не злюсь на грусть, она не при чем, она лишь исполняет свой долг. Долг перед любовью. Поэтому к ней все вопросы. Но как я могу говорить с ней, если она немая.
У меня был день. Светлый день. Он был ярок, как вспышка. Он загорелся, вспыхнул и сгорел дотла. Что-то осталось ли? Да, безусловно. Но что остается от пожара? Обугленные кусочки и стекла. А они острые. Они режут и обжигают. И на душе лишь раны. Раны от этих пожарищ. Днем я смеялась, я радовалась, мне было весело и хорошо. И спокойно. Но как же тяжело улыбаться тем, кому не хочешь. Когда не хочешь. Заставлять себя радоваться, а в душе страдать. Это хуже. Намного хуже, чем просто страдать. Ведь радость ее конкурентка. Она старается досадить страданию. Сделать ему еще больно. Куда уж больнее? Но они не могут убить друг друга. Они противостоят. И ни один не желает сдаваться. Что ж… Живем пока. А зачем?
- Дождь, ради тебя?
Нет.
- Грусть, ради тебя?
Нет.
- День, ради тебя?
Нет.
- Может быть ты, страдание?
Снова нет.
- Любовь, не ты ли?
Она молчит. Она снова молчит. Или нет? Моя тихая любовь прошепчет «да». И я буду благодарна ей за это.
- Любовь, ответь, почему дождь плачет? Почему грусть приходит ко мне каждый вечер? Зачем страдание мучает радость, а радость страдание? Почему день сгорает? И почему ты имеешь над ними такое влияние?
Любовь не глупа. Просто она искренна. Она пытается помочь, хочет осчастливить. И бескорыстно раздает свои чары. В ее замыслах нет ничего плохого. Она пока не знает, чем придется расплачиваться за ее доброжелательность. Не знает, что грусти потом придется каждый вечер приходить и сидеть по долгу со мной. А радости не быть искренней. Дождю плакать. А дню сгорать.
Но любовь…
- Не обижайся, я не хочу тебя обидеть. Я лишь хочу тебя приручить. Приручить в своем сердце.
И никуда мне от нее не деться. Да я и не хочу сбегать. Я здесь. Я сижу. Со мной грусть. И дождь. Но главное ведь, что в моем сердце любовь. И я готова платить лишь бы она не покидала меня. Именно она была со мной.
- Любовь, ты здесь?
Да она здесь. Если б ее не было, я бы не страдала. Мне холодно. Я думаю. Думаю о том, что будет завтра. А завтра будет также, как и сегодня. Значит и вчера было как завтра, и послезавтра будет как вчера. Я хочу помочь. Помочь себе. Но не могу. Потому что я не умею помогать себе. Мне поможет только один. Днем он меня охраняет. Я знаю, что он есть и мне уже ничего не страшно. Он как тень, незримый, но всегда рядом. Ходит следом. И помогает. Помогает всегда. Я знаю это. И знаю, что именно он. Почему ж тогда грусть все еще приходит, если днем мне хорошо? Возможно дело в нем. Нет, ему не плохо, но он тоже не один. С ним печаль. Не всегда. Но она тоже приходит. И боль. Порой. Бывает. Еще надежда. Чего же в ней плохого? Просто она длинна. И никто не знает ее конца. Возможно придется ждать всю жизнь, чтобы надежда умирая, дала то, к чему он стремился всю жизнь.
- Надежда, не мучай его. Дай то, что он просит. То, чего ждет.
Но надежда живет. И она не умрет. Еще долго не умрет. Она не умрет никогда.
У кого же просить помощи? Кто все видит, все знает и распоряжается? Ох! Да ведь это же звезды. Вездесущие и прекрасные.
- Звезды, где он? Что с ним сейчас? Вы единственные, кто может помочь. Помогите ему. Помогите мне. Помогите любви. Помогите грусти. Помогите дождю. Помогите дню. Помогите тоске. Помогите радости. Помогите страданию. Помогите надежде…
Ночь. Красавица. Она пришла. Я люблю ее. Она моя спутница. И помощница. Мне уже легче. Мне совсем не больно. А грусть почти уснула. Зато любовь, которую я приручила в своем сердце, тихонечко расцветает. Она боится это мира. Он жесток и хитер. Она показывается на поверхность, аккуратно, чтобы не оцарапаться об острые шипы и острые языки. О каменные стены и каменные души. О холодные сумерки и холодные сердца. Она меня греет и мне уже совсем тепло. Но это не мое сердце. Это его сердце. Такое горячее и доброе. Я чувствую это. Ночь накрыла город, ее темные лапы охватили все небо. Но звезды. Умнейшие создания светят. Лишь ночью они правят миром. Они пришли. Они пришли, чтобы помочь. Только ночью я могу видеть его. Только ночью мы можем быть теми, кем хотим. Только ночью он приходит ко мне. Только ночью сбываются все тайные желания. И его желания тоже сбудутся, потому что я попросила у звезд…

автор: Grace

Она одна

Она сидела у камина, уютно ютившись на маленьком мягком кресле и укутавшись в пушистый белый свитер. Языки пламени задорно выплясывали свой обычный танец, а поленья им в такт тихонько потрескивали. За окном шел снег. Самый сильный и крупный за последнее время. Снежинки падали быстро, заслоняя своим белым одеянием вот уже половину окна, а ветер не успевал с ними справляться.

Девушка так и продолжала смотреть на огонь, пока не забили громким боем большие настенные часы. Тогда она мирно подошла к столу и взяла бокал шампанского. Сквозь прозрачный хрусталь, бившись о бока, бежали мелкие пузырьки, чуть подрагивая и устремляясь вверх.

- Вот и всё, - произнесла она, - Новый год прибыл. Но прибыл как всегда один.

Но нет. За окном послышался хруст проминающегося под ногами снега. А после и стук в дверь. Открыв дверь, девушка увидела мужчину, всего в снегу, только глаза и видны.

- Проходите, коль сумели выбраться из этой снежной лавины, - сказала она.
- Спасибо, не знаю даже как благодарить вас.
- Не нужно, садитесь поближе к камину и отогревайтесь. Хотите чаю, кофе? А может, шампанского?
- Вы так добры. Пожалуй, я выпил бы кофе.

- Вы здесь одна?
- Как видите.
- И вам здесь не одиноко?
- Когда как. Иногда даже бывает не о чем подумать.
- Да бросьте! Так нельзя. Я вижу, что вы очень грустны и унылы. А ведь сейчас праздник. Я не говорю, что надо веселиться, просто надо уметь получать удовольствие от того, что имеешь. У вас есть какая-нибудь музыка?
- Да, конечно. Но при чем тут это?
- Включите. Музыка - это тоже источник энергии. Слышите? Попробуйте понять ее. В каждом звуке заложена своя неповторимая информация. Они хотят донести ее до вас. Закройте глаза и представьте, что вы в саду полном белых роз, их лепестки разбросаны вокруг, они окружают вас повсюду и летят откуда-то сверху. А теперь взгляните в окно. Что вы видите?
- Это невероятно! Я вижу эти лепестки, они ложатся на мое окно. Кто вы? Наверное, маг?
- Нет, я всего лишь творческий человек. Я… О, я вижу, что вы уже улыбаетесь, так что пусть я буду магом. Может, потанцуем?
- С удовольствием.

Она смело обвила руками его шею и положила голову на плечо. Два незнакомых человека медленно двигались в такт музыке.

- Можно вас спросить, - начала она, - Чему еще можно радоваться в столь отдаленном месте?
- О, да чему угодно. Вы не пробовали писать? Писать то, что видите, что чувствуете, о ваших мечтах. Это раскрывает душу и позволяет вылиться на свет всем недосказанным словам, радостям или обидам. И обязательно надо верить только в хорошее. Не позволяйте черным мыслям взять над вами верх. И…

Они взглянули друг другу в глаза. Ей показалось, что в его глазах отражается сияние всех планет. В какой-то миг их губы оказались настолько близки, что нечаянно сомкнулись для поцелуя. Это получилось так естественно, что не один из них не успел и смутиться.

- Я поняла. Удовольствие можно получить от всего: от музыки, от снега за окном, от огня камина, дневного солнца, пения птиц, мыслей о хорошем и даже от моего любимого кресла!
- Вы хорошая ученица, поздравляю!
- И еще я поверила в мечты. Под новый год действительно сбываются все мечты. Не так ли?
- Да. А вы не только мечта, вы моя спасительница.

На следующее утро они проснулись очень рано, с первыми лучами зимнего солнца.

- Ну, мне пора, - немного грустно произнес он, - На улице по-прежнему морозно, но буря уже прошла.
- Желаю тебе удачи в пути!
- Большое спасибо за всё!
- Не за что. Это тебе спасибо за то, что открыл мне глаза и научил радоваться малому. Ты позволил почувствовать меня счастливой и вернул смысл жизни. Это был бесспорно мой самый лучший новый год. Я его никогда не забуду.
- Я тоже. Такое случается раз в жизни. Я волей судьбы был заброшен в этот нелюдимый край, чтобы помочь тебе. Ведь счастье также в том, чтобы помогать другим и делать им приятное. Ты найдешь свой путь. Я уверен.
- Скажи, мы увидимся еще когда-нибудь?
- Возможно… Прощай.

Она снова забралась в свое уютное кресло перед камином, натянула на колени пушистый свитер и смотрела на огонь. За окном также падал крупный снег, хлопья которого покрывали окно. Поленья также потрескивали, и в доме также больше никого не было. Но она не была грустной. Отнюдь! Она смотрела на мир по-другому, он открылся ей с другой стороны. Она нисколько не сожалела. Счастье переполняло ее, она знала, что теперь она не одинока. Теперь он жил в ее мыслях. Вокруг было столько вещей, которые не позволяли унывать и выручали в трудную ситуацию. Она вспомнила его глаза. Они навсегда запечалились в ее памяти. Эти две далекие небесные звезды, которые лучились энергией солнца. Она всей душой желала, чтоб он был счастлив. Этот человек, имени которого она не знала, и который не знал ее имя. Но она успела полюбить его, отчего ее сердце было наполнено сладостной радостью. Два незнакомых человека встретились в новогоднюю ночь, успели влюбиться и снова расстаться незнакомцами.

Поленья почти догорели, и огонь медленно затухал в камине. Она сомкнула глаза и погрузилась в манящую дремоту. И там перед ней предстал он. Глаза его светились. Он улыбнулся и сказал:

- Вот видишь, а ты говорила, что мы больше не увидимся!

1.01.04 Е.К.

автор: Fiona.

Наваждение

Когда искупаешься в прохладной воде бассейна, то очень приятно поваляться под жарким солнышком... Глаза закрыты и ты постепенно погружаешься куда-то... С удовольствием чувствуешь, что падаешь в сон. В голове нет ничего... У тебя нет никаких забот, у тебя есть масса времени, чтобы наслаждаться этим чертовски приятным ощущением, когда сон постепенно захватывает каждую твою клеточку...
"Черт!! Опять эта чертова прислуга..." - со вздохом подумал он.
- Сэр, сэр! Извините, что беспокою вас. Вам звонят из России. Что-то насчет ваших гастролей...- виновато говорит девушка, косясь на его татуировки. Он ей явно нравится, но он не обращает на нее никакого внимания.
- Ну, э-э-э... Господи, мне дадут отдохнуть?.. Из России... Ну ладно, давайте телефон. Спасибо, вы можете идти.

Недолгий разговор с какими-то русскими... и он снова свободен... может наслаждаться сладким погружением в сон. О нет!!! Что опять?!
- Сэр, мне правда очень жаль, что приходится вас беспокоить! - начинает лепетать девушка, - но боюсь вам снова звонят.
- Боже!! Кто?! Опять русские?! Скажи, что я переехал, поменял телефон, заболел, умер!! - раздраженно говорит он, но на лице уже видна улыбка, и понятно, что он совсем не злится.
- Нет, сэр, это не русские. Вам звонит Джонатан.
- Джонни?.. - задумчиво и с легкой ноткой удивления произнес он, как будто услышал знакомое имя, но не может вспомнить, где же он его слышал. Ну ладно, давайте трубку. Идите. Нет! Постойте. Если мне еще раз позвонят, и кто бы это ни был, хоть английская королева, меня нет! Хорошо? И... извините, что кричал на вас. Можете идти.
Алло. Привет. Да нет, я просто спал. Что значит с кем? Один. Прекрати. Хочешь узнать новость последнего часа? Представляешь, мне звонили из России, приглашают дать там концерт. Уже скоро. Мы пока не договорились. А что такого? Интересно же. Знаешь, говорят там по улицам ходят медведи... Да! Ха-ха-ха! Ладно, ладно. Расскажу. Договорились. Ну пока.

Все. Теперь точно никто не побеспокоит. Можно спать... Но уже не спится. Нет такого состояния. И в голову почему-то навязчиво лезут мысли: " А ведь там я ее еще не искал... Вдруг она там?.. Почему бы и нет?". И сразу появилось какое-то предчувствие... Волнительное ожидание, как бывает, когда ждешь праздника. Странно, он никогда не думал, что будет так радоваться очередной своей поездке... Дни стали тянутся невозможно долго, и когда он порой смотрел на часы, у него было ощущение, что они стоят на одном месте.
Но быстро или медленно, а время все же шло. И наступил тот долгожданный день. Но он не был таким, как он представлял его себе. Были кошмарные проблемы с перелетами, и в Россию он приехал полностью опустошенным. Ему не хотелось никого видеть, не хотелось развлекать публику целый вечер. Ему хотелось убежать далеко-далеко, на самый край света... Хотелось побыть одному на том самом краю. А все мечты, которые лелеяли его душу те месяцы, улетучились в никуда.

Но наступил вечер концерта. Все было как обычно. Когда он вышел на сцену, то видел тоже, что и в любой стране. Лица, лица, лица... Много лиц. Они все были направлены к нему. Некоторые пели, некоторые нет. Когда он пел, его взгляд скользил по этим лицам... Они все казались одинаковыми. Еще бы... ведь он столько их видел... И тут его взгляд остановился на лице одной девушки. Она стояла где-то в середине толпы, немного сбоку. Она пела вместе с ним. Ее лицо было ни чем не примечательно, таких он видел тысячи. Но в ней было что-то особенное, какая-то неуловимая черта, которая просто приковала его взгляд к ней. Он понимал, что не должен смотреть куда-то в одну сторону, ему надо ходить по сцене, работать на весь зал. Но он смотрел на нее. А она смутилась от того, что он смотрит на нее, и на секунду опустила глаза. Он едва заметно улыбнулся. А когда она подняла глаза, то в них блестели слезы, и она начала улыбаться ему, хотя слезы так и текли по ее щекам... И тут он вдруг с силой почувствовал, как он одинок. Одиночество переполнило его, и казалось, что ему больше нет места внутри, так много его было... Он снова посмотрел на нее, и почему-то подумал, что наверное она так же одинока, как и он. Еще секунда, и... электричество пробежало по всему телу... Боже, неужели?! Неужели это все-таки она???.. Да, конечно, это она! Ведь он сразу узнал ее! Он испугался чего-то и на секунду закрыл глаза... Он так долго ее искал, это не вероятно... Какое-то смятение души... А когда он открыл глаза, то потерял ее. Сначала он искал ее там, где она была секунду назад, потом начал искать ее по всему залу, но... ее не было. Все еще не теряя надежды, он впивался глазами в каждого, пытаясь увидеть ее лицо... и одновременно чувствовал, как его захлестывает холодная волна разочарования... В один момент его голова стала трезвой. С глаз словно сдернули розовые очки. Может, показалось? Нет, не может быть... Нет, не может быть... НЕТ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!! Кричало сердце, разрывавшееся от тоски... Горло сильно сжало... Там поднимался огромный ком. Но нельзя этого показывать... Надо развлекать публику. И он это делал. Он шутил и прикалывался до конца концерта, и никто не заметил, что творилось у него на душе. Временами он снова и снова смотрел туда, где раньше стояла она. Но ее не было.
Потом, после концерта, на уме постоянно была она. Он везде видел ее лицо. Сердце говорило ему: "Ты видел ее! Ты должен ее найти, пока ты здесь! Нельзя, нельзя ее потерять!" А разум говорил: "Ты ничего не видел. Если бы ты на самом деле видел ее, то она бы не исчезла... Так, показалось. Забудь." Он разрывался от противоположных чувств... Сердце кричало, а разум говорил тихо и уверенно. И он послушался разума. Он не стал ее искать, но забыть так и не смог.

На этом концерте его тур не закончился. Но все равно, отдых был не далек. Ему нужен отдых, потому что он чертовски устал. Отрабатывая последние концерты, он просто валился с ног. Но на всех оставшихся концертах, он с упорством мальчишки искал ее. Один раз ему даже почудилось ее лицо в толпе, но на этот раз это действительно было виденьем...
Во всех девушках, которых он встречал на улице, он видел ее. Точнее, пытался увидеть... Попытки были тщетны. А он все время думал о ней, не выпускал ее лица из головы. Еще чуть-чуть, и он сойдет с ума...

-Сэр, сэр! Простите, вам звонят. Что-то по поводу доставки нового бильярдного стола.
Эти слова звучат как из бездны. Они далеко-далеко. Его душу словно притянули в тело силой. Солнце светит прямо в глаза. Он сонно щурится.
-Что... что ты... вы сказали?
-Сэр, это по поводу доставки нового бильярдного стола! Что мне ответить?
-Скажи... что-нибудь... все равно...
-Хорошо, я скажу, чтобы доставили вечером в четверг. Я могу идти?
-Да... Нет. Скажи, какое сегодня число?
-Первое ноября, сэр.
-Спасибо. Ладно. Иди...те.
Девушка кивнула, и пошла в дом. Через несколько минут тихонько она вышла, и встала у двери, смотря на него.

Перед ним разверглась пропасть. Неужели этого не было? Как такое может быть сном?! Нет, не может быть... глупая девчонка что-то спутала... сегодня не может быть первое ноября... А если это и вправду так, то это лучше или хуже? Может это даже лучше... Чем бы закончилась вся эта история?.. Наверное у нее был бы плохой конец... Но это было так ярко, живо!.. В голове мелькали только что увиденные кадры... Но ее лицо... он поймал себя на том, что... он не помнит его! Он помнил все, кроме ее лица... Вместо него было белое пятно...
Он лежал и смотрел на блики воды, на которую падали лучи солнца. Он не мог понять, что с ним произошло. Но как он не старался убедить себя, что сон - это даже лучше, нежели действительность, на душе было чувство пустоты, потери, которую никогда не вернуть.
А через девять дней у него был концерт в Москве. И история повторилась, но лишь отчасти.

автор: Kattie

The Butterfly

Автор: Anastacia P.

Сцена первая.

Голос за кадром: Эта история – мое дитя, я вложила в него всю свою любовь, порой отчаянную и сумасшедшую, но эта любовь, какой бы она не была, на всегда останется со мной. Все имена – вымысел, но на нашей планете обязательно найдутся люди, которые распознают в моих героях себя :)

Голос звучит на фоне черного экрана, потом появляется, по желтевшее от старины, изображение танцующей балерины, потом, опять черный экран, и слова «The Butterfly».

Комната, большая кровать завалена одеялами, на часах семь утра, слышен звук включающегося музыкального центра. Громко заиграла песня «Hollywood» Мадонны. Гора из подушек и одеял на кровати зашевелилась, ноги нащупали тапки, потом «ноги», пританцовывая, идут в ванную, далее они стоят под душем, девушка, которой и принадлежат ноги в кадре, подпевая, выходит из ванной. Она встает перед большим зеркалом. У нее красивые зеленые глаза, длинные темно-русые волосы, правильные черты лица. Приятный, мягкий свет солнца из окна красиво оттеняет ее загорелое тело. На ней надеты маленькие шортики от пижамы и майка. Продолжая танцевать, она расчесывает уже высушенные волосы. Потом она, проделав несколько па, прокручивается вокруг себя. Тут картинка замирает, и слышится ее голос.

Голос за кадром: Привет, меня зовут Насти Оуэн (Nastie Owen). Сейчас мне двадцать, я не за мужем, у меня много друзей и хорошая работа! Я – менеджер одного очень модного клуба на Радео Драйв. А от сюда следует, что живу я в Лос-Анджелесе. Моя мама бросила нас с папой, когда мне было пять, и укатила, куда то на Ямайку, с очередным любовником. Папа умер два года назад, оставив мне вполне приличную квартиру и старенький бар, расположенный в очень удачном месте. Теперь, этот бар – мой клуб, который называется «Butterfly».

Сцена вторая.

Насти садится в такси и едет на работу. В салоне играет музыка, – кажется это «Senorita» Джастина Тимберлейка. Музыка не много приглушенная, Насти наблюдает за видом из окна, потом поворачивается, и, смотря в камеру, начинает говорить.

Насти: Знаете, о чем я сейчас думаю? Сегодня мне исполнится двадцать один год! И чего же я добилась? У меня есть друзья, мой дом, клуб…я могла бы сказать, что у меня есть все, но это не так. Я всегда мечтала о том, чтобы у меня был любимый человек, человек, которого я буду любить всю свою жизнь! А что я имею? У меня есть Стен, - он очень хороший, добрый, но…я не люблю его. Он отличный друг, и я испытываю к нему только дружескую любовь, которая не идет ни в какое сравнение с той любовью, которую я так жду. Но, наверно, у меня еще все впереди…

Таксист: Мисс, мы приехали.

Таксист повернулся к Насти, она дала ему деньги, вышла из машины, и, захлопывая дверцу, сказала:

Насти: Да, у меня впереди замечательный день, замечательный вечер, и моя любовь, рано или поздно, обязательно найдется.

Сказав последнюю фразу, Насти закрыла дверцу такси, и вошла в красивое здание с красивой вывеской «Butterfly».

Сцена третья.

Насти сидит на высоком стуле за барной стойкой, и разговаривает с барменом:

Насти: Так, значит нужно заказать еще два ящика «Мартини», два ящика белого и красного вина (просмотрев какие то бумаги, подытожила Насти).

Потом, к ней подсела Джесика. В руках у нее, как всегда, огромная папка с кучей бумаг. Она начинает говорить:

Джесика: Вот список песен и выступлений на сегодня. Когда будем прослушивать их?

Насти: Давай после обеда, мне еще нужно заехать в банк, потом я обедаю с подругами. Так что, раньше не выйдет.

Джесика: Ладно. А что на счет выступления Алиши?

Насти: Все будет так, как договорились.

Джесика: Вот и славно. С днем рождения!

После этих слов, Джесика встала, и пошла отдавать какие то указания рабочим на сцене, а Насти продолжала сидеть, изучая какие то бумаги.

Сцена четвертая.

Алиша: Ты не должна так расстраиваться, Насти, тебе всего двадцать один, у тебя еще вся жизнь впереди.

Стоп кадр. Надпись внизу: «Alicia Keys», и слова в слух: «Алиша Киз».

Эмма: Да, ты еще найдешь свою единственную любовь.

Насти: А ты думаешь, у человека может быть только одна настоящая любовь?

Эмма: Ха, ее может и совсем не быть, как у меня с Девидом! Но я при этом просто отлично себя чувствую!
Опять пауза и надпись: «Emma York» и слова «Эмма Йорк».

Насти: А если ты ее встретишь сегодня? Что тогда делать станешь?

Эмма: Хм, хороший любовник ни когда не помешает!

И они все вместе засмеялись.

Насти: Роуз, а ты что скажешь? У тебя уже была любовь всей твоей жизни?

Роуз: Нет, и я сомневаюсь, что существует такой человек, который бы вызвал у меня такие чувства.

Насти: Но почему? Не уже ли ты не веришь в то, что есть на планете человек, с которым совпадают все твои интересы и желания? Твоя вторая половинка!

Роуз: Я верю в то, что может быть и есть человек, похожий на меня. Но вот в половинки я не верю, это родство душ, и ни какой романтики или любви!

Снова пауза и слова: «Rose Comes», и голос: «Роуз Комс».

Сцена пятая.

Насти сидит за одним из столиков возле сцены, рядом с ней Джесика, они смотрят на выступление какой то девочки с гитарой. Но слова Роуз не как не могли покинуть Насти, и она продолжала рассуждать:

Насти: Да, про родство душ я, наверно, согласна, но вот половинки? Я искренне надеюсь, что они существуют, скорее всего, моя половинка не похожа на меня, т.к. это уже родство душ, да и мне бы было скучно, наверно, с такой половинкой. Значит, Стен – не моя половинка, а просто родная душа! Уф, какое облегчение! Значит, впереди меня ждет моя единственная, большая любовь!

Джесика: Ну, что скажешь?

Насти: По-моему, слишком грустно, для праздника не годится!

Джесика: Ну, так кого ты выбрала?

Насти: Возьмем того парня, который пел свинг. Потом споет Алиша, а на сцене будет танцевать балерина, кажется, ее Наташа зовут?

Джесика: Да, хорошо получится! Ты же у нас любительница старины!

Насти: Это не старина, - это классика! И скажи, разве ты не хотела бы быть женой Фрэнка?

Они засмеялись. Было уже шесть вечера. Насти встала из-за столика, и поехала домой.

Сцена шестая.

Насти стоит перед своим большим зеркалом. На ней шелковая черная юбка до колен, черный топ на бретельках, и такие же босоножки. Она была очень красива в этой одежде, свои темно-русые волосы она не много завила, и часть их заколола на затылке, от чего вид ее стал еще более романтичным и женственным, чем обычно. На шее болтался крохотный кулончик, - единственная память о ее маме, она ни когда не снимала его, хотя почти не помнила ни чего о ней. Рассматривая себя в зеркале, она мысленно ободряла себя.

Насти: И почему у меня такое грустное настроение? Еще будет много времени, чтобы грустить, но сейчас оно не пришло! Насти, ты замечательно выглядишь, с тобой твои друзья, а значит, все хорошо!

Она берет свою сумочку и выходит из комнаты.

Сцена седьмая.

Насти выходит из такси, и заходит в свой клуб. Там много людей, многие лица ей знакомы. Здесь постоянные клиенты, друзья, знакомые и просто люди, решившие отдохнуть. От этой дружелюбной обстановки ее плохое настроение просто улетучилось! Многие, завидев ее, начали хлопать и выкрикивать поздравления, а потом еще они начали петь ей «Happy Birthday to you»! Она была просто счастлива!

Потом подбежали Эмма, Роуз и Алиша, и, осыпая поздравлениями и поцелуями, повели Насти к столику. Вот, чем ей нравится Лос-Анджелес еще, так это тем, что в заведениях, подобных «Butterfly», будь ты звезда мирового масштаба, к тебе не будут приставать, и просить автографы. Все ведут себя мило и дружелюбно, так что и Алиша была такой же веселой и не принужденной, как всегда. Они сидели за своим столиком, вспоминали разные моменты из прошлого, смеялись. Потом, веселый парень, который пел на сцене в этот вечер, сказал:

Парень на сцене: А теперь, наверно, следует дать слово имениннице сегодняшнего вечера! Дамы и господа, мисс Насти Оуэн!

Насти не много растерялась, т.к. не собиралась произносить речь, но, потом, все же встала и поднялась на сцену. Она видела, как Алиша и девчонки улыбались, и поняла, что это они все устроили, и решила, что Алиша должна спеть раньше!

Насти: Сегодня замечательный вечер, спасибо что вы пришли! Сегодня двойной праздник, - мне исполнилось 21, и мой клуб сегодня стал на год старше – ему два года. Я вижу много знакомых лиц, но есть среди них и самые родные и близкие! Знаете, мне было грустно сегодня. Я вспоминала себя и моих друзей. Эмма, Роуз, Алиша, - мы были дружны тогда, в прошлом, мы дружны и сейчас. Но, тогда, в прошлом, нас было пять. Сегодня с нами нет Дженифер, и мой день рожденья всегда будет нести для меня и моих друзей долю грусти, потому что именно в этот день три года назад она покинула нас. Тогда, три года назад, мы были полны энтузиазма и решительности: Эмма хотела по быстрее выйти за муж за какой-нибудь мешок с деньгами и иметь свою семью, - и она осуществила свою мечту, Роуз хотела быть не зависимой, что у нее тоже прекрасно получилось, Алиша писала и исполняла красивые песни, и мечтала стать известной певицей, и сейчас она перед вами, я мечтала встретить человека, посмотрев которому в глаза, я никогда не хотела бы больше с ним расставаться, но такой мужчина у меня на пути еще не встретился, а вот наша Дженни была прекрасной балериной, и она бы стала настоящей звездой сейчас, но, к сожалению, ее с нами нет. Когда Дженни умерла, мы очень горевали, и именно тогда Алиша написала свою песню «Butterflyz», которую и посвятила ей. Сейчас, я хочу пригласить ее на сцену, - спой нам, Алиша.

Насти спустилась со сцены, подошла к столику, Алиша встала и обняла ее, люди за аплодировали, она поднялась на сцену и села за рояль. Свет на сцене погас, потом, луч одного прожектора упал на Алишу, она начала играть, потом, еще один луч упал на балерину в центре сцены, она начала танцевать. Музыка была тихой, приятной, такой знакомой, люди, находившиеся там, смолкли, все смотрели на балерину, которая проделывала свои замысловатые па, и наслаждались замечательной игрой и голосом Алиши.

Голос за кадром: Многое в нашей жизни меняется. Меняется окружение, люди, города и даже страны, меняется количество нулей на твоем счете в банке, или просто настроение, но все эти перемены происходят и не зависят от наличия в твоей жизни друзей, потому что именно друзья помогают тебе в трудных ситуациях, или, наоборот, смеются и радуются жизни вместе с тобой, не как ее при этом не меняя, а просто являясь ее неотъемлемой частью. Так, Насти, Эмма, Алиша, Роуз и Дженифер, мы просто являлись частью жизней друг друга, и потерю одной из этих частей мы переживали очень долго.

К тому времени песня закончилась, Алиша встала, публика за аплодировала, Роуз промокнула слезу, не к стати появившуюся на ее щеке. Дальше вечер потек своим чередом, забыв про грустные нотки. Насти с подругами веселилась, они танцевали, смеялись, шутили, в общем, вечер был по истине праздничным, а время текло с такой быстротой, с какой обычно побегают самые счастливые моменты в твоей жизни.

Сцена восьмая.

Насти: Эмма, я пойду подышу свежим воздухом, у меня что то разболелась голова.

Сказала Насти Эмме, вставая из-за столика, и захватывая при этом сумочку. Эмма посмотрела на нее, сначала с состраданием, а потом укоризненно.

Эмма: Тебе нужно завязывать с этой дурной привычкой, ты убиваешь себя, сама того не замечая!

Насти: Хорошо, в другой жизни, обязательно!

Она улыбнулась Эмме, и, развернувшись, пошла в сторону бара.

Голос за кадром: Я вот подумала, в мой бар приходят ежедневно сотни людей, и ни один из них не задумался над тем, что здесь может существовать специальное место для курения!

Закончив свою мысль, Насти как раз подошла к двери на которой была прикреплена вывеска с изображением сигареты, и вошла в нее.

Голос за кадром: Это место идеально для уединения, если вдруг упало настроение, или просто захотелось побыть одной, уединившись от толпы и шума. Я всегда прихожу сюда, чтобы спокойно покурить и подумать, или чтобы отдохнуть, в общем, я прихожу сюда по разным причинам.

Думала Насти, входя в «курилку». Курилка, на самом деле, являлась двориком с двумя лавками, вокруг которых росли кустики с розами. Она села на лавку, достала пачку сигарет, которая занимала больше половины пространства ее крошечной сумки, и, подкурив сигарету, с наслаждением затянулась.

Голос за кадром: Господи, какая замечательная ночь! И я все-таки не хочу, чтобы она закончилась! Я люблю ночь!

Входит Стэнли. Он обходит Насти и садится рядом с ней, достает из кармана пачку сигарет и то же закуривает.

Стэнли: Надо бросить эту дрянь, как считаешь?

Он говорил, не смотря на нее, она тоже смотрела перед собой.

Насти: Да, рано или поздно это нас погубит. От чего так мало людей задумываются над этим? Над своим здоровьем? А ведь большая часть страны курит, и знает, что убивает себя!

Стэнли: Насти, ты еще так молода, слишком рано думать о смерти, а тем более не о своей. Нужно жить так, чтобы было хорошо сегодня, а не завтра, когда ты станешь стариком, и тебе нечего будет вспомнить.

Они молчали. Стэн смотрел, как тлеет сигарета в его руке, а Насти смотрела на черное небо Лос-Анджелеса, такое вечное, усыпанное звездами. Потом Стэн сказал:

Стэнли: Твоя речь была очень трогательной.

Насти: Спасибо, я просто говорила все, как есть, как было…

Насти посмотрела на него, в его глаза и, набравшись смелости, начала говорить о том, что так долго ее мучило:

Насти: Стэн, я очень тебя люблю, ты знаешь. И то, что я сказала сегодня, это правда, я всегда мечтала встретить человека, которого буду любить всю свою жизнь, но ведь это не ты? Зачем я себя обманываю?

Стэн смотрел на нее, потом поднял голову и посмотрел на небо.

Стэнли: Ты права, это не я. Ты особенная, не такая, как другие девушки, вот только в чем эта особенность, я так и не знаю. Ты напоминаешь мне это небо: все тобой любуются, даже восхищаются, но ни кто тебя не понимает.

Стэн посмотрел на Насти, затянулся сигаретой, потом улыбнулся. Насти тоже улыбнулась, положила голову ему на плечо, и сказала:

Насти: Я все равно буду любить тебя, ведь нельзя не любить друга! А с этой дрянью, и в правду, пора завязывать!

Она выпустила клубок дыма и выбросила окурок, который, пролетая в воздухе, разбрасывал свои искры.

Сцена девятая.

На стоянке у входа в клуб. Из машины выходит Бруклин Перри и его невеста. Играет песня “Dear Diary” – Pink.

На Нат, крашеной блондинке, супер-короткое платье красного цвета, туфли на метровом каблуке. Бруклин одет в джинсы, футболку и модную куртку.

Он берет ее за руку, они вместе идут к входу «Butterfly».

Сцена десятая.

Внутри. Играет песня “Misery” – Pink. Все танцуют. Дверь из «курилки» открывается, из нее появляются Насти и Стэнли.

Стэнли: Давай танцевать!

Он улыбнулся, взял ее за руку.

Насти: Хорошо, хорошо, только не надо так меня тащить!

Они начинают танцевать, публика понемногу расступается, чтобы дать им больше простора, для их весьма замысловатого танца. Они очень красиво танцуют, другие пары начинают им аплодировать.

В этот момент дверь входа открывается, входят Бруклин и Нат. Взгляд Нат принебрижительно пробегает по залу. Взгляд Бруклина задерживается на танцующей паре в центре, улыбается, они проходят и садятся за один из столиков.

Песня заканчивается.

Парень на сцене: Поаплодируем принцессе сегодняшнего вечера – Насти Оуэн и ее другу Стэнли! С днем рождения!

Насти и Стэн помахали ему, потом пошли, улыбаясь, к своему столику.
Алиша: это было здорово, Насти!

Насти: Спасибо, я старалась!

Они со Стэнли сели за столик, но Стэн сказал:

Стэн: Девочки, побудьте без меня, я тут увидел одного знакомого, надо с ним поздороваться.

И он встал, и пошел к другому столику. Зазвучала песня “Beautiful” – Christina Aguilera.

Насти с подругами продолжили веселиться. Они все время смеялись.

Говорит Роуз (за кадром): Нам тогда было весело, не помню почему, но Насти в этот момент как то странно стала себя вести, она отвлекалась, задумывалась над чем то, ей казалось, что кто то смотрит на нее, постоянно оборачивалась, но мы тогда над ней посмеялись, сказали, что у нее развивается мания преследования, ни кто даже представить не мог, что может случиться что-нибудь.

Потом подошел Стэн с не знакомыми Насти людьми.

Стэнли: Насти, Роуз, Алиша, Эмма, познакомьтесь, - это мой друг Бруклин Перри и его невеста Нат. Бруклин, это мои друзья: Эмма, Алиша, это Роуз, а у этой леди сегодня день рожденья, это Насти.

Насти: Очень приятно!

Насти улыбнулась.

Бруклин: Нам тоже очень приятно, если бы знали о вашем дне рождении, то обязательно принесли подарок.

Насти: нет, что вы, это совсем не обязательно!

Эмма: Если у вас нет никаких планов, то, может быть, присоединитесь к нам?

На лице Нат отчетливо прочиталось недовольство, но, Бруклин не обратил на это ни какого внимания, ему явно хотелось побыть в интересной компании.

Бруклин: Если вы не против, мы с удовольствием присоединимся к вам.

Звучит песня “Beyond the sea” – Robbie Williams.

Они подсели к ним. Бруклин был очень общительным, веселым и все время их смешил, а Нат сидела, и смотрела на всех с таким откровенным презрением, что все это заметили, но проявляли дружелюбность.

Говорит Эмма (за кадром): Бруклин показался мне очень милым человеком, с отличным чувством юмора, он, к тому же, очень красив, и его Нат, она совершенно ему не подходила. А наша Насти, она тогда, казалось, ни чего не замечала, ни то, что Бруклин часто с интересом смотрел на нее, когда она говорила что-нибудь умное в своем духе, ни то, что сама постоянно улыбалась, но, в прочем, она всегда была жизнерадостной.

Песня закончилась, и закончился праздник. Экран медленно становится черным.

Сцена одиннадцатая.

Насти входит в темную от ночи квартиру, но не включает свет, а скидывает туфли и садиться в кресло в гостиной.

Звучит песня “X-static process” – Madonna.

Она, обняв подушку, скручивается калачиком в своем удобном кресле, ложит голову на подлокотник, но не спит, она просто лежит.

Голос за кадром: Что то странное со мной сегодня. Я и сама не знаю что! Может грусть? Тоска? Может все это от безысходности? Наверно сегодня, когда я рассталась со Стеном, я действительно осознала то, что мне нужен кто то, кого я смогла бы полюбить так сильно, чтобы никогда больше не расставаться! Как я хочу жить в такой сказке, о которой всегда мечтала…

Сцена двенадцатая.

Утро следующего дня. Бульвар Сансет. Яркое солнце тепло освещает Лос-Анджелес. Магазин “Chanel”. Бруклин Перри и его невеста Нат только что зашли внутрь. На Нат сразу накинулись продавщицы, а Бруклин сел в одно из стоящих неподалеку от входа кресел. Он наблюдал за Нат, как она выбирает очередной наряд для примерки, как уходит за ширму, как опять что то выбирает. Ему было до смерти скучно, но он старался изо всех сил не подавать виду, а только кивал головой, когда Нат демонстрировала очередную вещь. Он больше не мог находиться в этом помещении, ему вдруг стало жарко, и он сказал:

Бруклин: Нат, мне нужно купить сигарет, надеюсь ты справишься без меня, дорогая?

Нат поджала свои чересчур пухлые губки, показывая то, как она расстроена.

Бруклин: Не расстраивайся, милая, можешь купить себе все, что захочешь, к тому же мне уже пора по делам. Встретимся дома!

Лицо Нат сразу порозовело, глаза начали лихорадочно блестеть, одним только взглядом она уже скупила пол магазина, но потом спохватилась, и ее лицо опять приняло тот же вид.

Нат: Ну хорошо, дорогой, я тебя отпускаю! Будь умницей!

Она чмокнула его в щеку, и сразу же и забыла о его существовании, переключившись на одежду. А Бруклин развернулся и с облегчением пошел к выходу.

Сцена тринадцатая.

Все тот же Бульвар Сансет. Люди, не торопясь, прогуливаются, заглядывают в витрины магазинов… Другие, на оборот, торопятся, опаздывая на работу. Насти идет по тротуару, на ней надеты джинсы, открытые сандалии, топ и солнечные очки. Она держит в левой руке кофе. Вдруг, в ее рюкзачке начинает звонить телефон. Она останавливается, начинает рыться в своей сумке, из ближайшей двери выходит какой то человек, но тут Насти задевает кто то их толпы людей, и она, не удержав равновесия, начинает падать, роняя кофе, но тут ее поддерживает мужчина, вышедший только что из бутика “Chanel”.

Насти: Простите, я чуть на пролила на вас кофе… ой, Бруклин, это вы!

Она снимает очки, на ее лице искренняя радость и недоумение от такой неожиданной встречи. Он, улыбаясь, смотрит на нее.

Бруклин: Здравствуйте, Насти. Приятно увидеть вас так скоро!

Насти: Простите еще раз, я такая не ловкая…

Бруклин: Не извиняйтесь, все в порядке!

Насти: Да, хорошо… а, вы здесь по делам, или просто гуляете?

Бруклин: Я… я просто гуляю. Если вы не торопитесь, может, выпьем кофе?

Насти: Почему бы и нет, с удовольствием!

Она улыбнулась, Бруклин улыбнулся ей в ответ.

Бруклин: я знаю одно место неподалеку, там готовят прекрасный кофе…

И они пошли вместе вниз по Бульвару, растворяясь в толпе людей: некоторые из них все еще глазели на витрины, другие опять спешили…

Сцена четырнадцатая.

Рассказывает Алиша Киз (сидит в кресле гостиной Насти).

Алиша: Она приехала тогда ко мне довольно рано, было, наверно, двенадцать часов. Она была какой то странной, ни грустной, ни веселой, как будто отсутствовала…

Насти: Алиша, мне нужно с тобой поговорить.

Алиша: …я видела, что она очень расстроена, когда ей нужен совет или поддержка, чаще всего она обращалась ко мне, и тогда я поняла, что она пришла именно за этим.
Мы вышли на террасу, и она мне все рассказала:

Насти: Помнишь, тот вечер, мой день рождения? (Алиша кивнула) Помнишь, когда я вышла на сцену, чтобы сказать речь, я сказала, что хочу встретить такого человека, посмотрев которому в глаза, не захотела бы больше с ним расставаться? (Алиша опять настороженно кивнула) Так вот, я его встретила… в тот же день, вот только не поняла, что это был он… но сегодня я совершенно случайно опять встретила его…

Алиша: …она рассказывала мне, но я не могла понять, почему она так расстроена! Но потом она сказала, кто он…

Насти: Бруклин Перри. Понимаешь теперь? Что мне делать? Яне знаю…

Алиша: признаюсь, я чувствовала, что это должен быть он… да, я знаю Бруклина, и я могу сказать, что он особенный, он не такой, как все остальные мужчины. Еще я знаю, что Насти тоже особенная. Мы знакомы уже много лет, и все эти годы, она всегда отличалась от нас… и я тогда сказала ей:

Алиша: Знаешь, я скажу тебе одну вещь: Нат не достойна его, а ты… ты достойна! Я знаю, если ты действительно его полюбила, значит так и должно быть!

Алиша: …потом она ушла.

Сцена пятнадцатая.

Насти снова дома. Уже поздний вечер. Она сидит на диване в гостиной и читает какие то бумаги.

Голос за кадром: наверно Алиша права, хотя… я не знаю… Я, кажется, действительно влюбилась! Мне так понравилось проводить время с ним… Но он помолвлен! Я не могу так врываться в личную жизнь! Нат, наверно, очень любит Бруклина, раз решилась на такой серьезный шаг!

Она опять погрузилась в свои дела, но потом все же сказала:

Голос за кадром: подумаю об этом завтра!

Она встала и пошла в спальню, но не за тем, чтобы лечь спать, а для того, чтобы одеться.

Говорит Роуз: Все мы знаем, что, когда Насти плохо или она хочет побыть одна, она всегда направляется в одно и тоже место. Есть на побережье одно открытое кафе, столики там располагаются прямо на песке, там ей всегда хорошо и спокойно, но ни кто не знает, почему! Она всегда молчала, когда мы спрашивали ее об этом… Но все мы очень хотим видеть друг друга счастливыми, я сделаю все, чтобы Насти почувствовала себя именно так.

Снова гостиная Насти. Она выходит из спальни, и, застегнув сумочку, выходит из квартиры. Она была одета в шелковую юбку до колен, такой же топ на бретельках, волосы она просто распустила, а на ногах у нее были простые сандалии без каблуков. Она выглядела очень мрачно…

Сцена шестнадцатая.

Начинает звучать песня “The road to Mandalay” – Robbie Williams.

Насти выходит из такси и идет по доржке, ведущей прямо к кафе. Садится за свой обычный столик, повернутый прямо к океану. Официант приносит ей, как обычно, бокал красного вина.

Холодный океанский ветер дует ей прямо в лицо, она продолжает сидеть, по ее щекам начинают бежать слезы… Поситителей здесь почти нет, всего несколько пар сидят за своими столиками, погруженные только друг в друга, на Насти ни кто не смогрит, только старый бармен Пауло, сидит за своей стойкой и наблюдает, как обычно, за ней. Она провела рукой по волосам, и, взяв бокал, сделала глоток вина. Слезы все бежали и бежали, а она и не пыталась их остановить, когда-инбудь это пройдет…

Она сидела там, казалось, уже больше двух часов, наблюдала как солнце село, выпила не считанное количество бокалов вина, и выкурила, наверно, тысячу сигарет… Вот уже и начинает ссветать…

Бруклин: привет…

Он сел рядом с ней. Она посмотрела на него своими заплакаными глазами.

Голос за кадром: он был очень красив тогда, хотя его глаза выдавали его усталость.

На нем были джинсы, замшевые ботинки, черный трикотажный джемпер и коричневая куртка…

Насти: Привет, что ты тут делаешь?

Бруклин: Я искал тебя… чтобы сказать…

Он остановился. Потом сказал:

Бруклин: Поехали от сюда, ты вся замерзла, надень мою куртку.

Он снял свою куртку, надел ее на Насти, просунул ее руки в рукова, как будто маленькой девочке. Но Насти не обратила на этот момент внимания, единственное, что она сейчас чувствовала, - это тепло и усталость. Они пошли по той же доррожке, не далеко стояла, наверное, его машина. Он открыл дверцу и, не отпуская ее руки, помог ей сесть в машину.

Голос за кадром: Я не знаю, куда мы ехали, может быть и не хотела знать… но я чувствовала, что скоро все разрешится, рано или поздно, все когда нибудь разрешиться…

Ее глаза медленно закрылись, а Бруклин продолжал вести машину, думая о чем то своем, но наверно не о ней…

Сцена семнадцатая.

Насти открывает глаза. Все та же машина, на ней все та же куртка, только вот вид из окна совсем другой. На водительском сидении сидит Бруклин, он смотрит на нее.

Насти: прости, я не хотела уснуть. Как долго я проспала, и где мы находимся?

Насти вопросительно посмотрела на Бруклина, что далось ей с большим трудом, потому что смотреть на него и не чувствовать дрожи во всем теле, она больше не могла. Он выглядел очень усталым, но пытался изобразить бодрость.

Бруклин: мы приехали ко мне.

Насти: но зачем? Прости, но я тебя не понимаю, Бруклин…

Бруклин: знаешь, я, и сам не понимаю себя сейчас. Я хотел отвезти тебя домой, но, почему то привез сюда.

Насти: но как же Нат, она сейчас увидит меня, а я в таком виде.

Насти начала суетиться, пригладила растрепавшиеся волосы, потом посмотрела в зеркало заднего вида и остановилась. Она увидела свое лицо: волосы так и не легли, как надо, под глазами появились темные от туши круги… она опять посмотрела на Бруклина.

Бруклин: ее здесь нет. Мы живем в новом доме, она не захотела жить здесь, но я не стал его продавать, он мне о многом напоминает.

Повисла пауза. Насти не знала что сказать и как реагировать на эти слова, уж слишком странно и неожиданно они прозвучали.

Бруклин: может зайдем в дом, надеюсь ты справишься, или тебе помочь?

Насти: думаю, я справлюсь сама.

С этими словами она открыла дверцу машины и осторожно ступила на асфальтированную дорожку, которая вела к дому. Бруклин тоже вышел, и они пошли ко входу.
Насти: у тебя очень красивый дом.

Они шли по дорожке, и Насти рассматривала все вокруг: был виден сад, в котором росли белые розы и черные тюльпаны.

Насти: я никогда прежде не видела черных тюльпанов, они такие…

Бруклин: …завораживающие. Я тоже не мог найти им определение раньше, они странно-красивые…

Насти: …и удушающие. Я не могу смотреть на них и дышать при этом ровно, но они притягивают…

Сцена восемнадцатая.

Насти и Бруклин вошли в дом, просто огромный по ее мнению, но он был на столько уютным и теплым, что хотелось на всегда здесь остаться… остаться и не выходить ни когда за его пределы, а только вылетать в сад бабочкой и кружить, и кружить над черными тюльпанами…

Насти села в кресло, которое стояло в гостиной, Бруклин налил себе бокал виски и сел напротив. Он сделал один глоток, потом второй, и продолжал молчать, смотря на нее не отрывая глаз. И Насти не могла отвести свой, он притягивал ее, он был похож на тот черный тюльпан в саду, манил, притягивал и душил одновременно.

Насти: ты играешь на пианино?

Насти указала взглядом в другой конец комнаты, где стоял большой коричневый рояль.

Бруклин: да, а ты?

Насти: нет, но мне всегда хотелось научиться. Может быть ты съиграешь что-нибудь?

Он не много помолчал, потом сказал:

Бруклин: хорошо.

Он встал, подошел к роялю, сел, открыл крышку… Насти пересела поближе, чтобы лучше слышать его, и он заиграл.

Звучит песня “Eternity”, - Robbie Williams.

Показывают, как Насти и Бруклин гуляют в саду, потом, как он продолжает играть на пианино, потом, как они стоят в саду, обнявшись, он нежно целует ее (камера движется по кругу), вокруг них все те же черные тюльпаны и белые розы, далее опять гостиная и Бруклин, играющий на рояле, потом они в спальне, сидят в центре кровати, Бруклин медленно спускает бретельки ее платья с плеч, проводит пальцами по контуру ее шеи, потом целует… песня заканчивается.

Сцена девятнадцатая.

Утро. Из большого окна светит яркое солнце. На кровати лежат Насти и Бруклин. Они лежат, обнявшись, лицом друг к другу. Насти открывает глаза и смотрит на Бруклина, - он спит. Тогда она, немного полежав, аккуратно встала, и начала искать свою сумочку. Перепрыгнув через собственное платье на полу, она подошла к креслу, где ее сумочка и лежала. Она зашла в ванную.

Она приняла душ, надела один из белых халатов, которые лежали на полке в ванной, достала расческу из своей сумочки, причесалась, и вышла обратно в спальню. Бруклин уже не спал. Насти присела рядом с ним на кровать.

Насти: Привет.

Бруклин: Привет.

Он поцеловал ее, потом притянул к себе в кровать, накрыл ее одеялом так, что она оказалась лежащей у него на груди. Они опять поцеловались, потом за смеялись, начали веселиться, Бруклин достал из тумбочки видеокамеру и начал снимать ее. Насти начала смеяться.

Насти: Зачем это?

Бруклин: Для мировой истории…

Теперь и он за смеялся тоже.

Бруклин: скажи мне, зачем ты пришла вчера в тот бар?

Насти перестает улыбаться, ее лицо становится серьезным.

Насти: я никому не рассказываю об этом месте…

Бруклин: а я никогда не снимаю своих девушек для истории…

Насти: своих девушек, значит я твоя девушка… а как же Нат?

Бруклин: Нат – последствие моей безысходности, я никак не мог и не смог бы в будущем полюбить ее…

Насти: …я прихожу туда, когда мне плохо.

Бруклин: тебе было тогда плохо?

Насти: я не знаю. Но я чувствовала, что должна была прийти именно туда… там я в последний раз видела свою маму…

Бруклин: прости, не надо было задавать этот вопрос.

Насти: все в порядке. Я не люблю ее, но меня туда тянет, а еще я боюсь, что стану такой же, как и она. Она погубила моего отца…
Бруклин: ты не станешь…

Насти: но откуда ты знаешь?

Бруклин: я чувствую, впрочем, давай проверим…

Его камера все еще была включена, казалось, он совсем забыл о ней. Так, с камерой в руках, он встал с кровати, нашел на полу свои брюки, достал из левого кармана какую то коробочку, потом снова сел на кровать.

Бруклин: Насти Оуэн, ты согласна прожить со мной всю свою жизнь и встретить старость вместе?

Он положил на одеяло перед ней коробочку, в которой лежало кольцо. Насти смотрела на нее, не отрывая взгляд, потом закрыла глаза руками. Убрав ладони от лица, по которому бежали слезы, она улыбнулась.

Насти: Бруклин, я люблю тебя…

И она обняла его…

Насти: …я действительно полюбила тебя, но я не могу поступить так с Нат, разрушить ее счастье, это выше меня…

Бруклин: Ты не понимаешь, мы не любим друг друга, это была жестокая комедия, которую мы разыграли. Ей нужны были только мои деньги, а мне степенство, вот мы и разменялись…

Насти: Боже, ну зачем! Вы же ни когда не были бы счастливы! Как это глупо!

Бруклин: Я не знал, что делать, это была очередная крайность, а я их не люблю…

Насти: но что делать мне?

Бруклин: Сделай так, как велит тебе сердце. А я скажу, что ты первый человек, которому я признался в любви. Раньше, я говорил это, когда понимал, что любви больше нет, что она умирает, или, может быть, ее совсем и не было, я не знаю… Но сейчас я понимаю, что такое настоящая любовь, не лишай меня ее…

Насти внимательно смотрела на него, потом взяла в руки коробочку, открыла ее:

Насти: Боже, какое оно красивое!

Кольцо действительно было просто великолепным.

Бруклин: я купил его, когда мы встретились на Бульваре Сансет, помнишь? Это была наша вторая встреча…

Насти вновь посмотрела на него…

Насти: Бруклин Перри, я безумно люблю тебя, и я очень хочу прожить с тобой всю свою жизнь и, давай встретим вместе старость.

И она поцеловала его. Потом Бруклин взял коробочку, вынул от туда кольцо и надел его Насти на безымянный палец.

Насти: И откуда ты взялся, Бруклин Перри…

Прошептала Насти вслед Бруклину, который только что закрыл за собой дверь в ванную.

Сцена двадцатая.

Машина Бруклина остановилась у подъезда Насти, она вышла.

Бруклин: Я заеду за тобой через два часа, хорошо?

Насти: Вполне.

Бруклин: Тогда я поехал. У меня впереди встреча с Нат…

Насти: Пожалуйста, будь с ней по мягче…

Бруклин: Хорошо…

Он помедлил, потом сказал:

Бруклин: Я люблю тебя.

Насти: И я тебя люблю…

Насти подошла к машине и поцеловала его. Потом зашла в подъезд, а Бруклин проводил ее взглядом, и только потом тронулся.

Ее квартира была такой же, как и до встречи с Бруклином, но, что то выдавало ее одиночество теперь. Свет из окон падал по другому, одиноко стоящий на столике у дивана не допитый бокал вина казался инородным телом, всегда одиноким, в этой квартире, а ведь совсем скоро она совсем опустеет…

Голос за кадром: Да, совсем скоро я покину эту квартиру, родной Лос-Анджелес, своих подруг, покину все то родное, что окружало меня всю жизнь. Это грустно. Но я очень люблю Бруклина и хочу быть с ним, иметь свой дом, детей, семью, да, я хочу уехать в Англию! Там будет моя новая жизнь!

Насти начала собирать вещи. Сначала открыла шкаф и собрала самые лучшие и необходимые вещи в чемодан, потом взяла несколько фотографий с каминной полки и, положив их сверху, захлопнула его.

Голос за кадром: Вот и все. Конец. Вещи собраны, билеты куплены… Больше ничто не держит меня здесь…

Она легла на любимую кровать, расправила руки.

Насти: Я обязательно вернусь, буду приезжать, жить здесь и вспоминать все, что только смогу вспомнить…

Вдруг зазвонил телефон, Насти лежа взяла трубку с прикроватного столика. Это была Эмма:

Эмма: Ну как, путешественница, собрала вещи?

Насти: Да.

Эмма: Не грусти, милая, мы будем приезжать к тебе, а ты к нам. К тому же, есть такой замечательный прибор, - телефон! Если станет грустно, воспользуйся им!

Насти: Хорошо. Прощай, Эмма. Я тебя люблю, и наших девочек тоже очень люблю, передай им это…

Эмма: Пока, родная! Будь счастлива! Ты уже вторая бабочка, которая улетает от нас, найдя свое счастье…

Насти положила трубку, но тут телефон опять зазвонил. Это был Бруклин:

Бруклин: Я скоро приеду к тебе.

Насти: Хорошо, я жду.

И он отсоединился. Насти встала с кровати, поправила покрывало и пошла в гостиную. Тут позвонили в дверь.

Насти: Я не думала, что ты так быстро…

Сказала Насти, открывая дверь. Но на пороге стоял не Бруклин, которого она ждала. Это была Нат.

Насти: Привет…

Вырвалось из уст Насти.

Насти: Что ты тут делаешь?
Но Нат, казалось, не слышала ни слова. Она вошла и, повернувшись к Насти лицом, сказала:

Нат: Думаешь, так легко тебе удастся забрать у меня моего Бруклина! Ты глубоко заблуждаешься!

Насти: Я тебя не понимаю. Что значит забрать? Мне кажется, он сам в состоянии сделать выбор!

Нат: Не умничай! Ты прекрасно все понимаешь! Я не позволю это тебе!

Насти: Я не хочу слушать твой бред! Избавь меня!

Нат: А тебе и не надо слушать!

С этими словами Нат выхватила из своей сумочки пистолет и направила его на Насти. Глаза ее горели, каким то диким огнем, ее рука тряслась…

Нат: Не слушай меня, я просто покончу с тобой! Ты мне испортила всю игру! Ненавижу тебя!

Насти: Что ты делаешь! Убери это! Ты убьешь нас!

Нат: Я за этим здесь и нахожусь!

Насти посмотрела на Нат, она вся тряслась, но была полна решимости…

И тут раздался выстрел… Насти упала на пол… Ее грудь была залита кровью…

Звучит песня “Love Somebody”, - Robbie Williams.

Нат уронила пистолет, в ее глазах читался страх, она развернулась и, открыв дверь, выбежала…

Насти лежала одна в своей одинокой квартире, она не шевелилась.

Сцена двадцать первая.

Бруклин подъезжает к подъезду, мимо него пробегает Нат…

Несколько секунд он сидит без движений, потом выходит из машины и бежит в дом.

Квартиру искать было не нужно, у ее входа уже толпилось много людей…

Бруклин подбегает к Насти, берет ее руку, начинает выкрикивать ее имя, словно будит ее ото сна, но его голоса не слышно, только песня продолжает играть.

Вдруг она приоткрывает глаза… Она смотрит на него, из ее глаз начинают бежать слезы… Она приоткрывает рот…

Насти: Я люблю тебя…

Как рыбка в воде, прошептала Насти и закрыла глаза. Из уголка ее рта потекла маленькая струйка крови.

Песня закончилась.

Бруклин, опустив голову и, закрыв глаза, так и остался сидеть рядом, прижимая ее руку к своему сердцу…

Сцена двадцать вторая.

Англия. Огромный семисот тысячный стадион. Концерт Бруклина Перри. Он поет песню “Angels”. На огромном за ним экране счастливое лицо Насти Оуэн… То самое видео, которое теперь хранит Бруклин… Для мировой истории.

Песня закончилась. Бруклин повернулся к Насти, снова закрыл глаза и опустил голову. Он любит ее, и он плачет, но никто не видит этого…

Телевизор выключается. На диване сидят Роуз, Эмма и Алиша. Они обнялись. Эмма сказала:

Эмма: Лети, будь счастлива, но не забудь нас, бабочка…

Звучит песня “Butterflyz”, - Alicia Keys.

Конец. Титры.

God blessed you!
Anastacia P.

От автора:
Я не знаю, о чем сказать… прежде всего потому, что не могу угадать, или представить вашу реакцию на мой сценарий. Только скажу, что меня зовут Настя, мне 16 лет, и то, что я пишу, я непременно вижу прямо перед собой, а музыка, - это то, что я слышу в эти моменты, и все это очень важно для меня… все это мои… dreams… about man of my dream…

Спасибо за уделенное мне время.
Anastacia

Somethin Stupid. Часть 1

Обычный дом обычного богатого человека. Ну-у, не совсем обычного…
Дом после вечеринки. Хозяин - тоже. Чьи-то носки в ванне с шампанским, непонятные личности, спящие на коврике в холле. Хозяин под кроватью в компании с плюшевой обезьяной…
Обычная вечеринка. Ну-у, не совсем…
Просто сегодня - Рождество.

Телефон всегда звонит трижды. Первый раз - чтобы вы успели проснуться, второй - чертыхнуться, третий - взять, наконец, трубку.
- Алло…
- Роберт, это ты?
- Угу…
Почему-то рано утром в Рождество всегда звонят какие-то полузнакомые родственники чьих-то друзей. И непременно набиваются в гости. Иногда этот номер проходит. Но сегодня Роб слишком устал, чтобы терпеть компанию кого-то еще. Кроме плюшевой обезьяны, конечно.
Пьяные тела медленно выползают из холла на улицу. На красивую, чистую улицу выплескивается волна шалопаев, мотов и кутил. Друзья Роба, одним словом.
Дом похож на поле боя, его проще поджечь, чем убрать… Но Робу плевать на это - он платит деньги каким-то людям. И они убирают все это свинство. И вполне довольны этим.
И так уже несколько лет. И всех это устраивает. А Роба - нет.

Из зеркала на Роба смотрит опухшая физиономия кого-то незнакомого.
- Пора купить новое зеркало, - думает он, мрачно опуская голову под холодную воду. Вроде бы должно помочь. Но Роба это уже не берет.
Кухня. Здесь тоже грязно. Здесь всегда грязно. Роб не умеет готовить. А точнее - не умеет аккуратно готовить. Даже резать колбасу так, чтобы она не оказалась на стенах.
В холодильнике полно еды. Дорогой, вкусной, приевшейся жратвы. И выпивки. Такой же дорогой и надоевшей.
- Пора все это менять, - думает Роб и наливает себе пива. В чайную чашку. И в кофейную тоже. Надо же поделиться с обезьяной.
Господи, привязалась к нему эта обезьяна!!! Откуда она вообще взялась?!

Обезьяну принесла девушка. Это было единственное, что Роб запомнил. Что за девушка, он не знал. Или не помнил. Какая-то неприметная девица. Симпатичную он бы не забыл.
Обезьяна была абсолютно плюшевая, с лап до головы. Одетая в комбинезон и кепку. И она была похожа на Роба. Это было так же очевидно, как то, что обезьяна не пьет пива. А она не пьет пива.
- Ты будешь просто Обезьяна, и никто больше, - говорит Роб. Ему надоели всякие идиотские имена. И идиотские люди.
- А я буду Боб.
Обезьяна подмигивает. Ей явно нравится такой расклад.

- Едем, э-э... Мы ведь в Штатах, да? - уточняет Боб. Обезьяна кивает - точно, в Штатах. Где же им еще быть?
- Тогда в Вегас, - Боб берет ключи от машины в одну руку, Обезьяну в другую и отправляется в гараж. За машиной.
Чуть позже, уже в машине, Боб вспоминает, что им не надо никуда ехать - они и так в Вегасе. Обезьяна делает удивленную морду и пожимает плечами - мол, прости друг, география не моя стихия.
- Мы не поедем в казино, - строго говорит Боб, видя, как Обезьяна хищно нацеливается на его бумажник.
- Зануда, - показывает язык Обезьяна и, напялив солнечные очки, отворачивается.
Боб врубает магнитолу погромче и выезжает на шоссе. Выжимая из черного Шевроле все, что можно. В пределах разумного, конечно. Такая рассудительность не свойственна Робу.
- Но, в конце концов, я теперь Боб!! - важно восклицает он и тормозит. Какой-то дедок совершенно хиппового вида голосует у обочины.
- Сынок, довези до дома…
- ОК, папаша…
Дед напоминает кого-то. Кого, вспомнить трудно. Вроде в детстве Роб знал какого-то шофера такого же типа. Да все они, старики, одинаковые.
- Сынок, ты впервые в Вегасе?
- Можно и так сказать, - отвечает Боб. Он говорит правду. В конце концов, Боб и правда раньше не был в Вегасе. Здесь жил Роб.
Дед опускает стекло и кайфует. Ветер в лицо любят все. Ну-у, или почти все…
- Во, здесь и тормози, сынок! - дед усмехается, - Спасибо! Вот только будь ухо востро с этой макакой! Знавал я одну обезьяну…
Обезьяна шипит и показывает деду средний палец. Боб одергивает ее, но результат нулевой.
- Ну и без сигарет останешься, будешь так себя вести, - говорит Боб, когда они отъезжают от потрепанного домика, где живет дед, - Надо будет еще к нему приехать, к этому старику! Компанейский…
- Вот это уже без меня, - говорит Обезьяна, раскуривая сигарету из заначки.

Somethin Stupid. Часть 2

позже

Кавер-версии

Angels (автор - Andrey Lokhanov)
Beyond The Sea (автор - Better Man)
Morning Sun (автор - Better Man)
Three Lions (автор - Better Man)

В ожидании ваших работ!


Рисунки

Автор: Azarta

Он же Алексей и просто хороший друг нашего сайта. Леша - художник по профессии и не раз помогал нам с дизайном. Приводим его несколько работ, связанных с Робби, а также памятные кадры: его карикатуры были вручены Робу 9 ноября 2003 во время концерта в Москве. Посмотреть другие работы Azarta.



Авторы: Malice&Griffith

Эта молодая пара - творческий семейный тандем и друг нашего сайта. Ждем ваших новых работ, ребята!



Автор: Gabby/Beaglefrommars

Эта девушка - давняя поклонница Робби из Ирландии и она дала свое согласие на размещение ее работ. Согласитесь, они потрясающие и стоят того, чтобы общественность не проходила мимо, ну или хотя бы фанаты. Наслаждайтесь.Связаться с Gabby.



Ч/б рисунки

Это микс из черно-белых рисунков и карикатур, которые рисовали разные люди. К сожалению, не на всех есть подпись, поэтому автора определить сложно, но, если вы определите и знаете, кто их владелец, то мы добавим надпись.



Оставить свой комментарий

Ваше имя: (обязательно)

E-Mail: (обязательно)

Сайт: (not required)

Сообщение: (обязательно)