0

Интервью в Shortlist (октябрь 2012). Перевод

Хотим выразить признательность работникам сайта Trill, которые перевели одно из последних интервью Робби для британского журнала Shortlist (октябрь 2012).

Оригинал интервью.
Перевод
интервью. Ю. Лаев. 08.11.2012.

ВНИМАНИЕ: в переводе встречается ненормативная лексика.

В интервью, которое Робби Уильямс дал британскому журналу «Shortlist» перед релизом своего нового альбома «Take The Crown», он предстает в новом, освежающем образе молодого отца, осознающего свои сильные стороны и недостатки.

Твой новый альбом называется «Вступи на престол» (Take The Crown). Это ты так подкалываешь Гари Барлоу по поводу его сближения с королевской семьей?
Нет. Прошлый альбом вышел у меня сыроватым. Люди же видят, насколько хорошо ты старался. Когда за что-то берешься, надо это делать не через силу, епта. Поэтому я и выбрал такое название: чтобы люди видели, что я при деле, что мне это нужно, бл*ть, что я хочу соревноваться с конкурентами, играть на больших площадках и быть успешным, если хотите.

Так речь скорее идет о том, чтобы вернуть корону?
Вернуть корону или призвать людей забрать ее у меня. Или еще что-то. Как пинок мне под зад: «Сделай это хорошо, или никак».

Ты можешь описать альбом двадцатью словами?
Хм, Робби Уильямс наконец-то снова в форме.

Пять звезд?
Да, пять звезд. Я мог бы сказать: «Самый коммерческий альбом Робби Уильямса на сегодняшний день. Сочится хитами». Я думаю, что так оно и есть, хотя и часто ошибался прежде.

Как ты оцениваешь себя как певца?
Никак, на самом деле, но я считаю, что не обязательно быть таким уж хорошим певцом. Люди, которые хорошо поют – поют на бэк-вокале у поп-звезд. Дело в том, как ты себя преподносишь. Я записал тот альбом (альбом поп-стандартов «Swing When You're Winning» — прим. пер.), и он хорошо раскупался, так что петь я умею, но я не считаю себя певцом.

Так что, когда говорят, что «X Factor» – это конкурс певцов…
Это не так. Можно участвовать в прослушиваниях и петь до посинения, но если тебе больше нечего показать – это никому неинтересно и ты никуда не продвинешься.

Кстати об «X Factor», Гари Барлоу принимал участие в работе над твоим новым альбомом. И как вам работалось вместе?
Я давно хотел чтобы мы с Гари: а) подружились, б) сделали что-нибудь в студии, в) чтобы он меня похвалил. Я давно ждал от Гари одобрения того, что я делаю, и я его получил. Это было важно для меня.

Насколько у вас все было запущено?
Мне он и правда не нравился. Я одновременно любил и недолюбливал его. У тех же One Direction тоже начнутся конфликты, дело молодое. Сначала я на самом деле любил его, нуждался в его поддержке, затем начинал не любить по разным причинам, но сейчас снова люблю его, не могу.

Ваши отношения сейчас стали попроще?
Да, мы хорошо ладим. Я написал с ним кучу песен, кое-какие из них я оставлю для других проектов, и я хочу снова поработать с ним и остальными ребятами.

Случались ли настоящие драки между соперничающими бойзбэндами, как между группами новостников в фильме «Телеведущий»?
[Смеется] Нет, не случались. Только лишь потому, что в Take That было не так много бойцов. Если бы в группе был еще один такой же дерзкий, как я, мы бы дрались с East 17 [смеется]. А мне на самом деле нравились East 17. Но не думаю, что мы бы стали с ними драться, эти ребята выглядели жутко крутыми.

К слову о драках, ты не натыкался на Ноэла или Лиэма Галлахеров в последнее время?
Нет.

Ты с ними помирился?
Нет, не совсем. Но мы жили недалеко от Ноэла, и его жена прислала нам красивый букет цветов.

Как мило с ее стороны.
Наверняка она получила хорошее воспитание — додуматься до такого. Удивительно.

Может быть, вашим женам следует сойтись, для начала.
Возможно, так и будет.

Отцовство изменило твое мировоззрение?
Я мечусь между «Это просто чудо!» до «Блин, за что мне это всё!?» [смеется]. Нет, мое мировоззрение пока не изменилось.

Это тебя заставляет нервничать?
Да, аж ср*сь в штаны. Я был звездой с 16 лет. Меня всегда обслуживали, а тут я должен что-то делать для кого-то. Я боюсь, что меня одолеет стыд и чувство вины, если из меня выйдет плохой отец. Я до сих пор не знаю, получится ли у меня.

Ты не расстроишься, если она займется тем же, что и ты?
Скорее всего, ей будет трудно расстроить меня. «Прогуляла школу? За*бись, молодец! Не попадайся в следующий раз».

Брак тебя изменил?
Думаю, да. Я стал более расслабленным, спокойным, счастливым. А затем ты ловишь себя на мысли: «Я хочу все похерить, сделать что-нибудь глупое». Я всегда саботировал собственную жизнь, этого не исправить, наверное. Я люблю своею жену, люблю нашу жизнь – можно песни слагать.

Трудно ли хранить верность?
Это в сто раз легче, если ты не пьешь, а я не пью. Если бы я пил, семье бы буквально пришел п*здец. Когда я пил, меня было не удержать. Например на юбилеи женщины ожидают получить цветы и так далее – так вот, за каждую ночь, когда ты не тыкал п*п*ской в кого-то еще, ты должен получать по золотому кольцу.

А если подкатывают?
Моя жена всегда со мной. Всегда.

Хороший выход.
Всегда срабатывает. Иногда хочется порезвиться, я же все-таки мужик. Но это только начало. Немного неестественно для меня, знаете ли, но пока мне нравится.

Но остались еще неискорененные пороки?
Да. Как раз борюсь с одним вредным пристрастием. Я стал одержим контролем веса и сердечно-сосудистыми делами, и мою жену это беспокоит. Смотрю в YouTube пособия по интервальным тренировкам. Но я также пристрастился к шоколадкам «Minstrels» и чипсам с морепродуктами, что сводит на нет все тренировки. Да, вот это все и старый добрый герыч [смеется]. Нет, пока ничего такого. Я на самом деле чистил организм ради ребенка. Бросил курить. Я курил три пачки в день. Я хочу, чтобы ребенок провел хотя бы год с ответственным родителем. Она узнает, что я раздолбай, но хотя бы год я был с ней. Я сниму это на видео, чтобы она позже убедилась.

У тебя были проблемы с депрессиями и зависимостями. Когда ты почувствовал, что «всё – приехали»?
Много раз до 30 лет, и на короткий период после 30. До 30 случалось, что я думал: «Ептыть, это же ужас», но я не верил в то, что могу умереть. В тот период после 30 я думал: «Вот сейчас умру, ну и плевать». И в этом могло быть какое-то утешение. Единственный мой знакомый, который понимал меня в этом – это был Элтон Джон. После сильного похмелья я постоянно названивал ему. Не правда ли, это странно, когда единственный из тех, кто может тебе помочь – это Элтон Джон? [смеется].

Ты сожалеешь о чем либо, что было в те годы?
Да. Я жалею о том, что все кончилось так быстро. Я жалею, что к 19 годам понял, что мне все можно, а не в 29-30. И таскался по миру в каком-то алкогольном и наркотическом ступоре.

Что самое неприятное в том, как ты выглядишь в глазах публики?
Это беспокоит и раздражает тебя только лет до 30. Когда тебе под 40 – это уже не так важно. Недавно я видел интервью, которые давал, когда мне было 20 с небольшим лет, и подумал: вот поэтому многие и считают меня м*даком. Я понимаю, почему, но я сам пишу свой жизненный сценарий, и я не так уже умен. Хорошо это или плохо, но мне кажется, что моя обязанность – развлекать, в интервью или в телешоу, и, конечно, на сцене. Я недостаточно сообразителен для того, чтоб развлекать и не выглядеть при этом звездюком. Так что я посвящен своему делу. Я посвятил себя м*дачеству. Этим я и сейчас занимаюсь. Это сработало в прошлом, посмотрим, как сработает в будущем.